Зеленый мир

 

   Николай навещал Маргариту Петровну по вторникам и четвергам. Старушка, потерявшая мужа и сына на войнах – с Германией и Афганистаном, радовалась Коле как родному и всегда ждала встреч в назначенные дни. Обычно они сидели на кухне, за столом, покрытым цветастой клеёнкой, ужинали, пили чай с ватрушками или макали батон в липовый мёд, разговаривали о политике и глобальном потеплении, обсуждали выступления ЦСКА в Лиге Чемпионов и в национальном первенстве, либо просто делились мыслями о прочитанных книгах.

   Познакомились Николай и Маргарита Петровна лет десять назад. Точную дату не помнил никто, за давностью времени она стёрлась из памяти. Коля, тогда ещё молоденький студент возвращался с гулянки, нарвался на плохую компанию, получил по темечку, а очнулся в незнакомом доме с перевязанной головой и расквашенным носом. Тело болело и посинело от ударов, но добрая старушка поставила горе-гуляку на ноги, отпоив лечебными травами и настойками. С водкой после того случая Николай завязал, а вот Маргариту Петровну навещал стабильно – два раза в неделю.

   Сегодня посещение началось с замены крана. Проржавевший смеситель долго не сдавался: гаечный ключ проворачивался, заставляя Колю напрягать все мускулы, кряхтеть от натуги и пробовать снова и снова. Когда злополучный кран всё-таки улетел в урну, а его место занял новый, мужчина вытер пот со лба и вышел в зал.

   - Справился,- доложил он старушке.- Водрузил свеженького монстра.

   - Добро,- ответила Маргарита Петровна.- Дела сделаны, можно и чайку хлебнуть. Поставь-ка чайник, Коль, да возвращайся. Хочу одну вещицу тебе показать.

   - Что за вещица?- поинтересовался из кухни Николай.

   - Самой любопытно. Перебирала вчера вещи на чердаке и нашла. Знак или амулет – не поймёшь с первого взгляда. Посмотри.

Коля повертел знак в руке и внимательно вгляделся. Сделанный из зелёного камня, по краям вставлены рубины с буквами З, С, В и Ю, - знак скорее напоминал компас, однако стрелки на нём не имелось.

   - Интересно, как он работает? Вы не пробовали? Очень похож на компас.

   - Нет, сынок, я не пробовала. Возможно, просто декоративная игрушка. Забирай, продашь кому-нибудь.

   - Не пожалеете? Вещица-то на вид дорогая. Сами бы продали, продуктов накупили, сладкого.

   - Коль, я уже старая. Мужа нет, детей нет,- ты вот иногда заходишь. Зачем мне богатства?- засмеялась старушка.- У меня теперь другие радости. Выслушают бабушку, внимания уделят, я и счастлива. Так что компас забирай и пошли чай пить.

   Рассевшись по табуреткам, Николай и Маргарита Петровна разлили по бокалам кипяток, добавили заварки и угостились сливовым вареньем.

   - Как у тебя дела, сынок? Как на работе? Повышение не дали?

   - Какое повышение!- отмахнулся мужчина.- Скоро на шею сядут. Чуть что – я виноват. Пашешь-пашешь годами, без отпусков, а толку – ноль. Работай, работай, а отдыхать когда?

   - Отдыхать надо, милок. Иначе работа приестся и перестанет доставлять удовольствие.

   - Моя удовольствия точно не доставляет. Как на каторгу хожу.

   - А я вот помню, мне всегда на работу хотелось. Детским врачом полжизни проработала, каждый день с утра пораньше бежала – детишек лечить. И никогда, ни разу в жизни не жаловалась, что мне не нравится.

   - Значит, вам повезло. Я вот похвастаться не могу. И с начальником проблемы, и сменщик козни строит, и зарплату частенько задерживают.- Николай вздохнул.- Как у вас-то, Маргарита Петровна? Артрит не мучает?

   - Тьфу-тьфу, вторую неделю затишье. В четверг блины собираюсь затеять, вчера уборкой занималась. Дай Бог, ещё денька четыре спокойно будет, потом опять начнут ныть, болеть. Они всегда так.

   - Может, таблеток каких принести?

   - Таблетки уже не помогают. Народными средствами лечусь... Не обращай внимания, я привыкла. Перетерплю... Ещё по чашечке?

   - Нет, пойду потихоньку до дома. Помыться надо, да вещички кое-какие перестирать. В четверг подольше останусь, кино принесу, посмотрим: комедия новая про любовь.

   - Добро, милок. Буду ждать.

Помыв посуду, Николай накинул куртку, попрощался с Маргаритой Петровной и вышел на улицу.

   Заканчивался март, но погода стояла прохладная: весна не могла прогнать зиму. На дорогах образовалась вязкая серая жижа, а сугробы продолжали белеть прошлогодним снегом. Мужчина хмыкнул, оглядев предвесеннее безобразие, достал из кармана пачку дешёвой «Примы» с фильтром и, чиркнув спичкой, зажёг сигарету. Крепко затянулся, поплевал под ноги и неторопливым шагом поковылял по тропинке.

   Настроения не прибавилось даже после посещения Маргариты Петровны. Проблемы в личной жизни, проблемы на работе вылились в длительную депрессию, конца которой пока не ожидалось. Особенно досаждал начальник. Невзлюбил с первого дня и постоянно цеплялся, грозя увольнением. А тут как назло в смену Николая на складе стёкла побили.

   - Ты мне всё до копеечки вернёшь!!!- брызгал слюной толстомордый шеф.- Спишь на посту, а у нас хулиганьё по складам бегает! Списываю деньги в счёт будущей зарплаты!

Коля расстроился. Не спал он на посту. Ни на секунду глаз не закрывал. Ну, разве что на долю секундочки прикрыл, буквально на чуть-чуть. Не виноват он, что задремал: жарко на складе, вот и сморило. А теперь месяц бесплатно работать, считать каждую копеечку, экономить на автобусе, предпочитая пешие прогулки в три километра ранним утром и вечером. Это ничего, справится.

   А в начале недели подруга Анька к другому мужчине сбежала. Собрала вещи, демонстративно покидав их в чемодан, сообщила, что переезжает на юга: то ли в Новороссийск, то ли в Ростов-на-Дону, а Николай пусть остаётся и ищет другую дуру. Она больше терпеть не будет, хватит. Ждала-ждала два года, а предложения так и не дождалась.

   Хлопнув дверью, Анька уехала. Коля походил из угла в угол, погрустил, но сделать ничего не мог: трубку некогда любимая женщина не брала, а на сообщения не отвечала. Исчезла в южном направлении, променяв уральского мужика на горячего южанина.

   - Тьфу, блин!- замечтавшийся Николай наступил в глубокую лужу и начерпал в ботинок.- Эх... Что за жизнь такая!

   Придя домой, мужчина помыл башмак, поставил обувь сушиться на батарею, вздохнул, открыл кран и пустил воду в ванну. Хотелось полежать, погреться, помокнуть, забыть о происшествиях этой недели и просто расслабиться. Взбодрившись, Коля снял свитер и наткнулся на что-то твёрдое. Сунулся в карман и вытащил знак.

   - Совсем забыл про него,- сказал сам себе.- Ничего, сейчас почищу щёткой, заблестишь как новенький.

Положил знак-компас на край ванны и удивлённо дёрнулся. Рубины по краям знака, тусклые и бледно-алые, внезапно вспыхнули ярким огнём и ослепили Николая. Мужчина с опаской взял оживший компас, повертел, рассматривая красные буквы, и поднёс к воде. Рубины загорелись ещё ярче.

   - Вот так чудеса,- произнёс Коля.- Будто в кино. Фантастика. Непонятная игрушка. Уберу от греха подальше.

Николай потянул знак обратно, но тот выскользнул из вспотевшей ладони и упал в воду. Вода, зеленея на глазах, зашумела и забурлила, закрутилась, образуя воронку, и грозила затопить соседей снизу. Мужчина попытался достать компас из бурлящей стихии и попал в ловушку: левая рука осталась в воронке. Коля позвал на помощь правую, попробовал вытащить конечность из капкана, однако воронка с каждой секундой усиливала давление, и скоро обе руки погрузились в тёмно-зелёную воду. Николай закричал и дёрнулся что было сил, но не продвинулся ни на сантиметр. Всё, попался, пронеслась мысль, найдут потом холодного. В отчаянии он опёрся ногами о край ванны, покряхтел, вытаскивая руки, но ноги заскользили, и мужчина с головой полетел в самый центр воронки.

   Вода попала в лёгкие. Коля задыхался, хотел кричать, но сознание через считанные секунды покинуло его...

 

   Николай очнулся на лужайке. Наверху голубело ясное небо без облаков, а вокруг зеленела изумрудная трава. Мужчина сел, и в мозгу постепенно начали вспоминаться прошедшие события: поездка к Маргарите Петровне, дорога домой, злополучное купание в ванной... Коля тряхнул головой, отгоняя наваждение, поднялся на ноги и осмотрелся вокруг. Никаких признаков человеческой жизни. Обыкновенная лужайка с цветами, кое-где одинокие деревья, птицы на ветках, тропинка.

   Стоп. Тропинка! Тропинка – это и есть первый признак человеческой жизни! И она непременно куда-нибудь должна вывести. Приняв решение, Николай пошёл по тропе, и через десять минут она привела его к асфальтированной дороге. У края дороги стоял знак, - такие ставят перед въездом в населённый пункт: город или деревню.

   - Green Peace. Зелёный мир,- прочитал надпись мужчина.- Что-то не слыхал я о таком городишке... Чертовщина какая-то.

   Коля направился дальше. Шагал по асфальту, а вокруг божественно пели птицы и кричали незнакомые животные, намекая на схожесть с раем. Мужчина и чувствовал себя так, словно умер. По телу бегали мурашки, в горле пересохло, и все кости ломило от усталости.

   Минут через десять вдали показались очертания города, и Николай машинально прибавил скорость. Непознанным ранее чувством он осознавал, что в Зелёном мире найдутся ответы на все его вопросы.

   Городок оказался приятным на вид и полностью соответствовал названию: повсюду росли деревья и кустарники, а газоны у одноэтажных домов украшала аккуратно подстриженная трава. Настоящий Зелёный мир.

   Остановившись у ближайшего коттеджа, мужчина заметил сидящих на лавочке старушек и поспешил к ним.

   - Здравствуйте, бабушки,- поприветствовал он женщин.

   - Здравствуй, сынок,- весело отозвались старушки.

   - Не подскажете, что за город у вас? Куда попал я?

   - А ты новенький что ли?

   - Новенький?- задумался Коля на мгновенье.- Наверно, новенький. Раньше у вас не бывал.

   - Если новенький, то иди к Главному. Он тебе всё расскажет. Запоминай: прямо по улице, свернёшь налево на проспект, там увидишь самый большой дом. Туда и заходи. Запомнил?

   - Запомнил. Спасибо, бабушки.

   Дом Главного не заметить было сложно. Трёхэтажный особняк, окружённый высоченными елями и лиственницами, выделялся на фоне остальных коттеджей, как исполин среди лилипутов, и поражал красотой. Николай даже остановился посмотреть. Фонтаны, изображающие статуи людей, позолоченные колонны, поддерживающие крышу, огромные окна в человеческий рост, балконы с различными цветами,- дом выглядел очень красочно.

   Подойдя к особняку, мужчина нажал на звонок. Дверь открыла сухонькая старая дева в строгих очках.

   - Что угодно, господин?- поинтересовалась она.

   - Мне сказали, что тут живёт Главный. Я к нему.

   - Он сейчас отдыхает. Приходите завтра.

   - Пусть примет. Я – новенький.

   - Новенький?- посмотрела дама с недоверием.- Хорошо. Заходите, подождите в гостиной. Я ему скажу. Выпейте пока холодного чаю, там графин стоит.

   - Хорошо.

Мужчина уселся на диван и угостился чаем. Любопытство одолевало его с каждой минутой всё сильнее и сильнее. Хотелось узнать, что за странный город, где он оказался, и как поскорее вернуться домой.

   Тем временем вернулась старая дева в строгих очках. Дождалась, пока Коля допьёт чай, и сообщила, что Главный готов принять гостя.

   - Его Высочество ждёт вас наверху. Второй этаж, направо.

Николай встал и пошёл. Поднимаясь по лестнице, он ощущал, что любопытство достигло предела и вот-вот вырвется наружу. Особенно интересовала мужчину загадочная фигура Главного. Кто он, этот Главный? Зловещий инопланетянин, добрый марсианин или посланец с Венеры, собирающийся захватить планету Земля?

   Но даже видавший виды Коля удивился, когда увидел Его Высочество.

   Главный сидел, вальяжно развалившись в кресле.

   Главный был одет рэпером и слушал рэп.

   Главный курил большую сигару.

   Главный имел лицо Петра Первого и огромную золотую цепь на шее.

   - Приветствую, гость,- поздоровался хозяин особняка.- Добро пожаловать в государство Зелёный мир. Как звать-величать?

   - Николай.

   - Пётр,- представился Главный.- Присаживайся. Рассказывай, как попал к нам. У нас давненько гостей не бывало.

   - Как попал?.. Не знаю, как попал. Засосало в воронку, думал, что утонул, а очнулся здесь, на лужайке.

   - Прямо сказка. Воронки, утопленники... Откуда воронка взялась? В речке купался?

   - Нет, не в речке. Дома купался, в ванной. Уронил в воду знак, а потом воронка появилась.

   - Знак?- насторожился Пётр.- Что ещё за знак?

   - Зелёный такой, с рубинами по краям. На компас похож.

   Главный удивленно вскинул брови.

   Главный поперхнулся дымом.

   Главный вскочил и выключил музыку.

   - Это правда, Николай? Ты не обманываешь? Знак при тебе?

   - Какой мне резон вас обманывать? Я и сам не могу ни в чём разобраться... Знак... Не знаю, я не искал.

   -  Если знак привел тебя к нам, то он должен быть с тобой. Посмотри лучше.

Мужчина похлопал себя по карманам. Знак нашёлся в джинсах.

   - Да-а.- Пётр сел обратно.- Никогда не думал, что настанет день, когда я своими глазами увижу Зелёный Магический Компас. Компас, позволяющий путешествовать по параллельным мирам и дающий большую власть... Ты даже не представляешь, как тебе повезло.

   - И что в нём особого?

   - Он сам по себе особенный. Во всех мирах всего четыре камня. Чёрный – в царстве мёртвых, красный и синий здесь, в Зелёном мире.

   - С чёрным понятно. А красный и синий для чего?

   - Красный приносит счастье, синий – беду. Но они слабы по сравнению с зелёным. Против зелёного даже чёрный знак не действует. Проще говоря, он даёт тебе многое, в том числе и бессмертие. Так что осваивайся в новой роли и путешествуй.

Внизу зазвенел колокольчик, звяканьем прерывая беседу.

   - К ужину зовут,- объяснил Главный.- Спускаемся, за столом продолжим разговор.

   - Ещё один вопрос. Вы немного похожи на Петра Первого. Случайно не родственник?

   - Как тебе сказать... Не родственник. Я – и есть Пётр Первый, бывший царь Русской земли.

Николай открыл было рот, но Главный кивнул, сметая все доводы, и сомнений не осталось. Главный – это Пётр.

 

   За ужином Коля узнал практически всё, что ему хотелось. Оказалось, что Пётр попал сюда одним из первых. Путешествовал со свитой, наткнулся на синий знак, который принёс ему самую настоящую беду: подарок в виде чёрного знака и ссылку в царство мёртвых, где он должен был заниматься составлением списка умерших. Убивать людей Петру не нравилось, и он предложил обменяться с правителями царства мёртвых знаками: он им – чёрный, а они ему – красный, плюс обратный билет в Россию. Правители для приличия поломались, но чёрный знак им оказался нужнее, поэтому предложили другую сделку: обмен знаками, но он, Пётр отправится не на Землю, где все про него забыли, а в параллельный мир, подобный Земле, и десять раз в год сможет забирать себе талантливых людей.

   - Так я оказался здесь, в Зелёном мире,- улыбнулся Главный.- Один. Но с возможностью создать вселенную гениев. Вместо царства мёртвых их ждал Зелёный мир. Десяти лучшим всегда везло.

За долгие годы Пётр поселил у себя самых талантливых россиян: физиков, архитекторов, музыкантов, литераторов, поваров.

   - Мой мир постепенно обрастал городами и деревнями. У нас сейчас шесть больших городов: на севере Лермонтов, на юге Ясная Поляна и Гагаринск, на западе Шаляпинск и столица, на востоке Окраинск, - похвалился Главный.- На данный момент у нас около трёх тысяч людей.

   - Кто, например?

   - Лев Толстой, Пушкин, Гоголь, Шаляпин, Юрий Гагарин, Дмитрий Лихачёв. Их много, поверь мне.

   - Здорово было бы к кому-нибудь в гости зайти.

   - Заходи к кому хочешь! У нас это не возбраняется.

   - Если так, то с удовольствием,- решил Николай.- Домой я всё равно никогда не попаду.

   - Почему не попадёшь?! У тебя же зелёный знак, Магический Компас, который может отправить тебя куда захочешь! И домой, и на любую планету Солнечной системы!

   - Нет, мне лучше домой. Ещё несколько путешествий, и я отправлюсь в царство мёртвых.

   - Ладно. Посмеялись, и будет. Живи пока у меня. Серафима Семеновна приготовит тебе комнату. А там посмотрим.

И Николай решил пока погостить, съездить в Ясную Поляну, да и вообще попутешествовать по Зеленому Миру.

 

   Рано утром Коля на автомобиле из гаража Главного выехал на тихие улочки столицы. Зелёный мир ещё спал, ни одна живая душа не бродила по проспекту, поэтому Николай наслаждался спокойствием и слушал рокот мотора. В окнах мелькали пейзажи чужой страны, страны Петра Первого, и где-то неподалёку, в двадцати километрах располагалась Ясная Поляна со Львом Толстым, русским классиком и автором легендарного романа «Война и мир».

   Ясная Поляна отличалась от столицы отсутствием одинаковых коттеджей. Дома здесь были деревянные и разнообразной постройки, встречались церкви и храмы. Как у нас в России, подумал Николай.

   Припарковав машину у тупика, мужчина выбрался на улицу, свернул направо и направился к дому классика. Дом стоял одиноко, в центре луга и далеко от остальных: Лев Николаевич любил одиночество.

   Отворив калитку, Коля увидел открытые створки окошка и заметил склонённую голову великого писателя. Сердце невольно заколотилось, в ногах появилась слабость, и мужчина осторожно подошёл ко Льву Николаевичу. Вот он – Толстой! Живой, живее всех живых, сидит за столом и сочиняет новые шедевры.

   - Здравствуйте, Лев Николаевич!- не удержался Николай.

   - Здравствуйте, молодой человек.

   - Как поживаете?

   - Да не жалуюсь. План нового романа разрабатываю. А вы откуда меня знаете?

   - Кто же вас не знает! Писатель с мировым именем. Русский классик.

   - Это я-то с мировым именем? Да я за всю жизнь дальше Ясной Поляны не ездил.

   - Как так? А Москва? А Петербург?

   - А-а-а, вот вы про что,- усмехнулся писатель.- Это всё в прошлой жизни было, мил человек. Теперь я другие романы пишу. Заходите, покажу.

   Лев Николаевич запустил Николая и проводил в гостиную, где на полках стояли разноцветные книги. Коля пригляделся на обложки и едва не упал в обморок. На полках стояло около тридцати романов. Но что это были за романы! «Денниц Хоппер спасает мир», «Денниц Хоппер покоряет Иствуд», «Денниц Хоппер и волшебные эльфы»,- читая названия, Николай не мог сдерживать возмущение и спросил, что всё это значит.

   - Где «Война и мир»? Где «Анна Каренина»? Лев Николаевич, я не понимаю.

   - Это фэнтези. Последние лет тридцать уже пишу. Всем местным нравится, люди читают.

Вот это да! Толстой пишет в жанре фэнтези!

   - А остальные писатели сейчас чем занимаются?- поинтересовался Коля.- Тоже про эльфов пишут?

   - Пушкин дописывает частушки, Достоевский юмором занялся, Гоголь вообще новый жанр придумывает.

   - А как же прошлое? Вы же все классики. Неужели не жалко?

   - Молодой человек, о чём жалеть? Я живу в другом мире, пишу для других людей. Здесь никому не нужна «Анна Каренина». Все знают, что Толстой – это фэнтези.

   - Понятно,- нахмурился Николай.- У вас есть писатели, поэты, певцы и музыканты. Есть архитекторы, а вы предпочитаете типовые одноэтажные коттеджи. Всё понятно. Прощайте, Лев Николаевич. Пожалуй, поеду домой.

   - Прощайте, молодой человек.

   Уезжал ото Льва Николаевича Коля в полном унынии. Он ожидал встретить гения, а встретил лишь имя. Тот Толстой остался в прошлом, а этот Толстой двигается в ногу со временем.

   Вернувшись в особняк Главного, мужчина долгое время лежал на кровати, размышлял и, приняв решение, заглянул к Петру.

   - Вы говорили, что я могу возвратиться домой, если захочу.

   - Конечно. В любой момент.

   - Завтра с утра.

   - Что произошло? Почему ты заторопился? Не нравится у нас?

   - Честно – нет. Ненастоящее всё здесь. Оболочка есть, а внутри пустота. Чушь ваш мир: имена есть, но они всего лишь имена. Не хочу больше... Кстати... Переместитесь со мной, а потом обратно. Пусть все знаки останутся в Зелёном мире, на Земле они не нужны.

   - Я не против,- обрадовался Главный.- Не передумаешь?

   - Ни в коем случае.

   - Отказываешься от силы?

   - Отказываюсь.

   - Как скажешь.- Пётр крепко затянулся сигарой и прибавил музыку, тем самым давая понять, что разговор закончен.

   Николай не жалел о сделанном выборе. Глядя на Зелёный мир, он ощущал его фальшивкой, с картонными персонажами и чужими людьми, которые забыли о созданном ранее. Путешествовать по жалкой копирке желания не было.

   На следующий день готовились к обратной дороге. Посередине гостиной поставили широкую бочку с водой, надавали сувениров и гостинцев и сообщили, что вместе с Колей отправится Серафима Семёновна.

   - Мне нельзя,- объяснил Главный.- Договор нарушу, некого в Зелёный мир приглашать будет.

   - Неужели совсем нельзя?

   - Даже одним глазком посмотреть. Я вчера на радостях согласился, а ночью осенило – это же прямое нарушение договора. Пусть Серафима Семёновна отправляется. Она никому не расскажет.

   - Не жалко? Она всё-таки пожилой человек.

   - Больше некому,- развёл руками Пётр.- Остальным я не доверяю. Так что придётся ей.

Серафима Семёновна не сопротивлялась. Напротив – выглядела жизнерадостной и улыбчивой, щеголяла в непромокаемых штанах и рассказывала всем, что запишет песню о планете Земля. Главный просил, чтобы она не задерживалась в гостях.

   - Ровно одну минуту,- пообещала дама в строгих очках.

   Наконец всё приготовили. Николай бросил знак в воду, попрощался с Петром и щучкой нырнул в бочку...

 

   В дверь одновременно звонили и стучали, собираясь снести лист железа с петель. Коля тут же очнулся, ругнулся, видя, что вода из ванной вытекает на кафель, вырвал пробку, накинул полотенце и выскочил в коридор, впуская нетерпеливого посетителя.

   - Коль, ты чего, с дуба рухнул? У меня весь потолок мокрый!!!- вбежал в квартиру сосед из квартиры снизу.- Трубу прорвало?

   - Да нет, задремал. После работы отключило.

   - Я думал, труба.

   - Сильно намочило?

   - Намочило сильно. Повезло, что штукатурку на выходных содрал. Натяжной буду делать. Так что я без претензий.

   - Я выключил уже. Вытру сейчас.

Сосёд ушёл, а Николай, скинув полотенце, вооружился половой тряпкой и вытирал воду. Вода имела зеленоватый оттенок.

   В четверг Коля сидел у Маргариты Петровны и рассказывал историю о Зелёном мире. Старушка, дослушав до конца, призналась, что тоже бывала в гостях у Главного.

   - Ровно тридцать лет назад... До сих пор перед глазами. Тоже почистить решила и в воронку плюхнулась. Толстой тогда первую книгу написал, у меня имеется.

   - Я компас отправил к Петру. Пусть тайна останется тайной.

   - Правильно, не стоит играть с огнём. Я в своё время побоялась избавиться от знака, ты, слава Богу, справился.

   - Здорово вы меня разыграли. Мол, не знаете, что за штука.

   - Если б сказала, ты бы меня чокнутой посчитал,- засмущалась Маргарита Петровна.- И знак непроверенным оставил. А так вроде мы с тобой оба чокнутые.

   - Я вот одного до сих пор не пойму.- Мужчина снял с плиты горячий чайник и разлил по чашкам кипяток.- Точно помню, что пробыл у Главного три дня, а вернулся в нашу реальность всего спустя минут пятнадцать-двадцать – как раз воде хватило на пол вылиться. Как так получается?

   - Не знаю,- честно ответила старушка.- Это ещё одна из загадок странной истории Зёленого Магического Компаса... Накладывай сметанки к блинам.

   - Спасибо.

   - Скорее всего, время там идёт гораздо быстрее.

   - Скорее всего,- не стал спорить Николай.- Ответа мы не знаем.

   Поужинав, Коля и Маргарита Петровна сели у телевизора и смотрели новую комедию про ссорящихся молодожёнов, а где-то далеко, в параллельном Зелёном мире человек, похожий на Петра Первого, в народе просто Главный, дымя сигарой, разглядывал сложенные перед ним разноцветные знаки: красный, синий и зелёный – и размышлял. Серафима Семёновна, стоявшая в сторонке, смотрела на Его Высочество с недоверием и не понимала замыслов правителя.

   Не понимал их и сам Пётр...