Уральский рок

 

   Мать разбудила Стаса в семь тридцать.

   Парень потянулся, потёр опухшие глаза, сел, стряхивая остатки сна, влез в домашние шорты и пошёл в ванную.

   Умывшись, почистив зубы и побрившись, он толкнул кухонную дверь и уселся на табуретку. Вероника Сергеевна поставила перед ним тарелку с яичницей, чашку кофе и села рядом.

   - В восемь надо быть в институте,- сказала она.

   - В восемь двадцать,- поправил её сын, хлебая капучино.- К тому же ты на машине.

Ковырнув из яичницы желток, Стас подумал, зачем отец женился на женщине, которая не умела готовить. Какой интерес водить её по ресторанам, кормить деликатесами, а дома каждодневно питаться жареными яйцами или макаронами с сосисками. Лучше бы нанял домохозяйку, раз жена не справляется с прямыми обязанностями – какую-нибудь отличную повариху из кафе, мастеровитую, чтобы любое блюдо на раз плюнуть варганила: и суп с фрикадельками, и голубцы в виноградных листьях, и капустный пирог, и сырную запеканку в грибном соусе, и даже вареники с картошкой. Но отец на предложение Стаса не соглашался и отказывался наотрез, считая, что обидит жену таким поступком, поэтому приходилось не завтракать, а мучиться.

   Справившись с яичницей, парень отнёс сковороду в мойку, но мать прогнала его одеваться, намекая, что иначе он никогда не соберётся.

   К вопросам, касающимся одежды, Станислав Савельев, для друзей просто Сова относился щепетильно. Треть карманных денег он тратил на свитера, футболки, куртки и обувь и всегда выглядел стильно. Открыв шкаф, парень выбрал чёрно-белую летнюю рубашку, широкие белые штаны и дополнил наряд чёрными кроссовками.

   Однажды отец, заметив растущий гардероб сына, пошутил, назвав Стаса мелким модником. Парень, не желая остаться в долгу, пошутил в ответ и сказал, что костюм, в котором старший Савельев ходит неизменно уже второй месяц, давным-давно стал объектом для анекдотов у сослуживцев. Отец, не ожидавший достойного ответа, пригорюнился и в тот же день заказал в итальянском ателье три новых костюма. К теме одежды больше не возвращались.

   - Ты готов?- спросила из коридора Вероника Сергеевна.- Или тебя ещё полчаса ждать?

   - Готов,- крикнул он, подключая к плееру наушники и включая нужную музыку.- Вечно вы торопитесь.

   В институт они успели вовремя. Мать, не обладавшая кулинарным талантом, водителем была прекрасным, хотя и позволяла себе лихачить, выруливать на встречную полосу и игнорировать красные светофоры. Разогнавшись до сотни, она заставила сына вжаться в кресло, а сама подпевала играющей по радио песне и курила, выпуская ментоловый дым в окно.

   Директор Владимир Владимирович встретил их в кабинете. Минут пятнадцать мать с ним разговаривала, расспрашивая об отсрочке из армии и прочих важностях, а Сова тактично молчал, изучая висящие на стене незнакомые портреты зарубежных экономистов и юристов.

   Когда все нюансы решились, директору передали пухлый конверт с тридцатью тысячами взятки, и он, спрятав деньги в сейф, важно поставил подпись под договором и поздравил нового студента. Так Стас поступил в Новоуральский Экономический институт и получил на пять лет отсрочку от армии, чему несказанно обрадовался, хотя и виду не подал, продолжая скромно сидеть в гостевом кресле.

   - Первого сентября ждём на встречу,- подвёл итог Владимир Владимирович, и Савельевы поднялись.

   На улице мать похлопала сына по плечу, присоединяясь к поздравлению директора.

   - Стасик у нас теперь будущий экономист. Пойдёшь по отцовым стопам. Куда тебя подвезти? Домой, или ещё куда надо?

Парень замотал головой, дождался, пока Вероника Сергеевна скрылась за горизонтом, и закурил. Осмотрев здание института с облупившейся штукатуркой, покосившимися ступеньками и дырявой крышей, выругался и прогулочным шагом пошёл домой, заглядывая по пути в магазины, торгующие дисками.

   В одном из них Сова отыскал редкий диск группы «Аллилуйя-17», которая зажигала тяжелейший рок, и дома первым делом опробовал новинку на соседях. Он знал, что им не нравится такая музыка, и все постоянно жалуются родителям на непутёвого сына, заставляя убавлять громкость, и отец с матерью потом капают ему на мозги, но не понимал, как можно слушать рок в половину мощности колонок. Рок – музыка молодых и горячий парней и девушек – должен непременно греметь, чтобы дребезжали стёкла и бурлила кровь в венах. Вот это настоящий рок, не какая-нибудь попса, шепчущая сладенько на радиоволнах.

   В подтверждении мыслей Сова прибавил звук до максимума и принялся рассекать по комнате, представляя себя звездой, выступающей на сцене. Он возвращался в прошлое и превращался в Оззи Озборна, выводящего соло для зрителей, пришедших увидеть «Black Sabbath». Нёсся обратно и становился Честером Беннингтоном из группы «Linkin Park», кричащим бесподобным и неповторимым голосом легендарный «Numb». Делал шаг через континенты и попадал на концерт «Кипелова», и все в зале знали, что он свободен, он как птица в небесах.

   Пару раз Стас загорался желанием создать собственную группу, но всегда что-то не получалось. То не хватало барабанщика, то уехал из города один из гитаристов, то не могли найти место для репетиций. А однажды, когда всё было на мази: состав группы стабилизировался, имелась аппаратура, небольшая студия в заброшенном подвальчике разрушенного дома,- к ним заглянул пожилой мужичок и велел убираться.

    - Дом завтра сносят,- сказал он.- А вы тут сидите. Совсем мозгов что ли нет! Забирайте барахло и уматывайте! Мне ещё грех на душу брать.

   Дом снесли, а группа с красивым названием «Ультрамарин» больше не сыграла ни одной песни. Долгое время ребята не собирались, предпочитая не высовываться, а потом пошло-поехало: уехал в Самару барабанщик, в автокатастрофе разбились гитаристы. «Ультра» развалилась окончательно, оставив после себя несколько записей и два концертных выступления, записанных на цифровой фотоаппарат.

   В этом деле Стас белой завистью завидовал другу Киру. Кирилл, не признающий электрогитар и рока в целом, купил пульт ди-джея и клавиатуру, присоединил всё к компьютеру и в домашних условиях за два месяца записал пятнадцать треков и шесть ремиксов в жанре «рэп с элементами шансона». Залил песни на диск, отнёс известному в городе продюсеру и получил бесплатную консультацию по продвижению музыки в массы. В итоге диск «Городские баллады» вышел ограниченным тиражом пятьсот экземпляров с самым дешёвым оформлением и разошёлся по магазинам области. Через неделю диски раскупили фанаты речитатива, а Кир выступил на сцене «Корабля» и приступил к записи второго альбома.

   Желая догнать друга, Сова до вечера писал и редактировал тексты для будущей группы. Два законченных спрятал в папку, остальные продолжили ждать своего часа на краю стола. В перерыве парень созвонился с друзьями – Киром и Вано и договорился встретиться в парке.

   - Повод есть,- сообщил Стас.- Я теперь студент!

   В семь друзья увиделись на площади. Сова рассказал о поступлении в институт, проставился, организовав бутыль пива и шашлык, и они здорово посидели, разойдясь далеко за полночь. Прощаясь, Кир хлопнул себя по лбу и сказал, что в город вернулся Тиролец, бывший барабанщик «Ультрамарина».

   - Тиролец?!- удивился Стас.- Он же скололся! Я думал, он на том свете.

   - Живой, как оказалось. Бумажку передал с номером, просил, чтобы ты позвонил на днях, состыковаться хочет. Смотри, с ним аккуратнее. Чёрт знает, что на уме у этого нарика.

Сова кивнул, обещая быть осторожнее, а сам с трудом скрывал волнение. На душе стало неспокойно, закралось предчувствие грядущих перемен. Парень хмыкнул и в задумчивости побрёл к дому.

 

***

 

   С Тирольцем увиделись на следующий день. Присели, закурив по сигарете. Тироль, сделав крепкую затяжку, повернулся к Стасу, и они долгое время молчали, изучая забытые за три года лица. Сова не узнавал в осунувшемся худом пареньке того Тирольца, который барабанил в их группе. Того большого парня с доброй улыбкой не было, перед ним сидел уставший от жизни человек, прошедший суровую школу наркотиков.

   - Рассказывай,- бросил Стас.

   - Рассказывать особо нечего.- Тиролец отвернул в сторону печальные глаза и потупился, собирая осколки памяти.- Эти три года для меня стали самым настоящим адом. А началось всё здесь, в Новом Уральске. Когда мы давали второй концерт, в клубе «777»: «Ультра» в полном составе, жесть полнейшая, гитары, барабаны; познакомился за кулисами с Никелем, лидером группы «Сплав». Мы у них на разогреве играли... Никель тогда похвалил меня и сказал, что я классно играю, а они скоро откажутся от услуг барабанщика и с удовольствием возьмут Тирольца в «Сплав» для записи нового альбома. Наивный паренёк, я поверил в его бредни, собрал кое-какие вещички, любимые барабанные палочки, закинул рюкзак на спину и сел в поезд до Самары, куда они направились после Уральска. В то время я уже три раза нюхал кокаин и практически не выпускал из рук косяки с марихуаной, заправляя наркотой гаснущее вдохновение. Сплавщики в Самару не приехали, отменив концерт, и мне пришлось заночевать на вокзале. Эх, знал бы я, что вокзал посадит Тирольца на иглу, сбежал оттуда на первой космической скорости, но Всевышний распорядился иначе. Я зашёл в туалет, где разговорился с пареньком по имени Саша. Саша пригласил в гости, я не отказался. Набрав алкоголя, мы отправились в Сашину квартиру, выпили по паре бутылочек, покурили травки, и Саша предложил мне попробовать героина... Я не слезал с него два с половиной года, кололся, кололся и кололся, проживая в чужой квартире, тратя чужие деньги и любя чужих девушек... А однажды взглянул на отражение в зеркале и ужаснулся: на меня смотрел кто-то другой, кто-то, кто уже не был Тирольцем. В тот момент я задумался. Впервые, наверно, за всё время пребывания в Самаре я задумался над своей жизнью, переосмыслил и решил бросить. Месяца два  пребывал в агонии, бредил ночами, а потом понял, что надо возвращаться, иначе ничего не получится. Вернулся, месяц отлёживался у бабки, которая поила каким-то гадким зельем. И этот месяц, Сова, стал самым ужасным месяцем. Ломки, мысли о самоубийстве, галлюцинации. Страшно, брат, страшно. Если б не бабка, вцепившаяся железными тисками, то я не выжил бы. Отправился прямиком в ад, на сковороду к чертям, и жарился...

   - Из-за тебя люди погибли,- перебил монолог Тироля Стас.- Серёга, Костя и Андрюха поехали на твои поиски, а через три дня я стоял у гробов своих друзей, в то время как ты втыкал себе в вены иглы. Они разбились, а ты жив, но твоя вина в их смерти есть.

   - Понимаю, Сова... Знаешь, здорово было бы возродить «Ультрамарин». Я буду барабанить, ты солировать. Найдём гитаристов, и «Ультра» снова оживёт, поедем по городам. А, как тебе идея?

   - Посмотрим... Время покажет.

   Позже, дома за обедом Сова представил себя на месте Тирольца. Представил, как к нему подходит Никель и предлагает присоединиться к «Сплаву». Что делает Стас? Конечно, соглашается, забыв, что есть подающая надежды группа «Ультра», друзья и город Новый Уральск. Впереди Самара, известность, деньги, горячие девочки, прыгающие по твоему желанию в постель, толпы поклонников, кричащих в безумстве при виде известных физиономий, квартира в центре Москвы, фан-клубы, выступления по ящику.

   Эх, жаль «Ультрамарина» не существует, подумал он. Завтра бы придумали музыку, и получилась бы настоящая рок-серенада. Чёрт возьми, где же взять классного гитариста для группы! Хоть объявление в газету давай. Кто-то советовал ему.

   Стоп!

   Объявление! Гениально! Завтра с утра – ноги в руки – и в редакции городских газет! Объявление в рамочке жирным шрифтом, и денька через два гитаристы потянутся. Непременно потянутся. А там наберём группу: я, Тиролец, ещё кого-нибудь позовём, Кир сэмплы нарежет.

   Мечты, мечты. Это всего лишь мечты...

   Но объявление к изумлению Стаса дало толк. С девяти до одиннадцати парень заказал в нескольких редакциях заметку о наборе в группу, а в три часа начались звонки. Звонки начались в три часа дня. В-основном интересовались вакансией вокалиста, преподнося себя «золотыми» голосами России, невостребованными эстрадой и шоу-бизнесом, но Стас настаивал на прослушивании, и многие отказались. Гитаристы появились вечером. Два брата-близнеца, игравшие три года назад в «Йоте» и с той поры не державшие в руках инструмента. Профессиональный музыкант, отметившийся в самарской «Игле» и в оренбургском «56 регионе», ныне зарабатывающий на жизнь игрой в кабаке для богатых людей. Отыскался и басист, двадцатидвухлетний Марк Герман, страдающий хроническим недостатком денежных средств.

   - Только у меня одна проблема: я – инвалид,- признался Марк.- У меня вместо ноги протез, и хромаю сильно.

   - Это не проблема,- не стал акцентировать внимание Стас.- Главное, чтобы руки настоящими были. В субботу приезжай, в объявлении адрес указан.

   На Марке претенденты закончились, однако Сова не расстроился. Наоборот, чувствовал себя в великолепном настроении. Идея возродить «Ультру» с лёгкой подачи Тирольца переросла в идею создать группу с нуля, и Стас пообещал себе приложить максимум усилий.  

 

***

 

   На прослушивании в арендованной студии гремели гитары, стучали барабаны, гудел бас, и в маленькой комнатке, вместившей в себя толпу народа, дрожали стены, и шаталась люстра, грозя убить разом нескольких человек. Ребята старались, выкладываясь на полную катушку, а Стас сидел с важным видом и записывал в блокнот. После пяти часов безумного ритма, парень взял тайм-аут и созвал друзей на совещание. Рассевшись в круг, все попеременно обсудили кандидатов, выделяя их лучшие и худшие качества, и Сова, приняв решение, встал и объявил состав.

   Сюрпризов практически не было. Два брата-близнеца Эрик и Гриша - гитара, Марк Герман – бас, после минуты колебаний на ударника утвердили Тирольца, дав последний шанс на исправление, должность вокалистов досталась Стасу и новому знакомцу по имени Глеб, обладателю фантастического крика. Место временного ди-джея занял Кир, а Ивана утвердили на вакансию менеджера по рекламе. Сразу же придумали название группы, остановившись на нейтральном «Ural» и сфотографировались на память.

   - Первая репетиция в следующую субботу,- сообщил всем Стас.- Не опаздывайте, за неделю что-нибудь набросайте.

   В понедельник стартовала обещанная Вано рекламная кампания. Встретившись у туристического агентства «Евразия», они ограбили ближайший телефон-автомат, утащив оттуда городской справочник, и отправились по адресам редакций. Практически везде везло: журналисты соглашались взять интервью и написать информативную статью, не беря ни копейки денег, и Сова сиял от положительных эмоций, составляя расписание встреч, как вдруг главный редактор газеты «Новости Уральска» встал в позу, наложив на молодых рокеров запрет.

   - В моей газете статей об этом направлении музыки не будет никогда,- отрезал он и выставил гостей на улицу.

И сколько не одолевал его Стас, предлагая и деньги, и будущий альбом с автографами, и любую помощь «Новостям Уральска», вплоть до уборки окружающей территории, главный редактор позиций не сдал. Мало того, пригласил охрану, и друзей вежливо попросили пойти прочь.

   Кипя от гнева, Сова и компания добрались до редакции журнала «Мнение» и наткнулись на вторую преграду, которая разрешилась выплатой в кассу семи тысяч рублей взамен пятистраничной статьи с фотографией на обороте.

   Под конец Стас на последние четыре тысячи заказал рекламный щит, для которого требовалась фотография группы, и договорился вывесить его с воскресенья на одной из наружных стен «Корабля».

   Остаток дня он провёл в обществе Тирольца. Вместе парни редактировали тексты, готовили материалы для интервью, отправили по электронной почте фото и занимались организацией выступлений на городских фестивалях, выбив восемь минут на конкурсе молодых талантов.

   - Сова, смешно получается,- смеялся Тироль.- Ни одной репетиции, ни одной записанной песни, но кипит такая деятельность, будто у нас за плечами не одна сотня концертов по всей России.

   - Взрастить семя на благодатной почве легче, чем на земле с сорняками. Вот ты смеёшься, потому что это глупо выглядит, но, чем больше людей нас увидит и узнает, тем быстрее мы добьёмся известности. Ошибка «Ультры» заключалась в обычных банальностях: запишемся, выступим, и нас заметят. Чёрта с два! Таких, как мы – миллионы! В каждом городе по четыре-пять рок-групп, а в Москве и Питере за сотни, а выбиваются единицы – те, кто не ленятся работать с репортёрами и стараются засветиться везде, где только можно. Приведу пример Кира. Он начинал сам, с чистого листа, пробивая дорогу в интернет-битвах, где твой соперник – неизвестный парень из другого города, и дошёл до самых раскрученных сайтов, где твоё участие утверждают после прослушивания известные рэпперы и рэп-группы, и в этом году Кир прошёл, и ему уже предлагают участие в различных проектах и хорошие бабки за качественный саунд.

   - Ты предлагаешь идти его путём?

   - Я предлагаю идти своим путём. Когда мы играли в «Ультрамарине», реклама не имела серьёзного влияния на рок-музыку, но сейчас всё изменилось, и мы можем оттяпать солидный кусочек. Смотри: тарифы и расценки снизились, Интернет стал безлимитным и высокоскоростным, пространства – море. Сеть – самая доступная реклама. Так что дерзаем, друг.

 

***

 

   В начале сентября считали первых цыплят. На заседании обсуждали текущие дела группы, изучали напечатанные статьи, посвящённые «Уралу» и радовались успехам. А радоваться было чему! Пятистраничная ода с разворотом в журнале «Мнение», интервью в «Студенческом альманахе», огромнейший щит на всю стену в баре «Корабль», участие в программах и шоу на радио и телевидении, четыре записанных песни и дебютное выступление на городском фестивале, и в качестве бонуса – приглашение на день рождения областной столицы. Сова ходил с выпяченной грудью, Тиролец и остальные зажигали на репетициях, оттачивая звучание до идеального, а Вано запустил сайт, введя «Урал» в мировую паутину. Группа стала напоминать механизм, в котором все шестерёнки работают как надо и когда надо: никто не пропускал мероприятий, не отлынивал и выкладывался на полную катушку. Все понимали, что делают одно дело.

   Перед Оренбургом собрались на генеральной репетиции. Изучали аккорды, запоминали слова и в качестве пробы сыграли жёсткую и агрессивную песню под названием «Тяжелая жизнь русских людей». Получилось ярко, задорно и необычно. Отыграв, сели отдохнуть.

   - Предлагаю этот трек взять в качестве первого сингла группы,- со знанием дела сказал Кир.- Запишем обычную версию, я сделаю три ремикса, снимем видео и выложим в Интернет. Пусть народ слушает.

   - По-моему, лучше начать с альбома,- заспорил Тиролец.- Пятнадцать или шестнадцать песен слушать интереснее, чем одну и ту же в разных вариациях. Стас, как думаешь?

   - С синглом я согласен. Люди должны познакомиться с нашим материалом, посмотреть клип. А вот насчет альбома – я против. На запись уйдёт как минимум полгода плотной работы, поэтому лучше начать с чего-нибудь маленького. Ну там... шесть песен допустим, да? Это будут наши первые треки. Ошибочные, сырые, плохо звучащие. Нам нужно сыграться до идеала, чтобы звук душу затрагивал.

   Перешли ко второй. Песня «Ветер в поле» получилась легче, да и гитаристы вставили парочку соло, растянув выступление до семи с половиной минут, но Сова остался доволен: гитарные партии нужны, добавляют драйва и эмоций. Многие известные рок-команды, взять к примеру «Металлику», на концерте со струнными такое вытворяют – диву даёшься!

   Третью песню отрепетировать не успели. За окнами темнело, ребята устали, и Стас распустил всех по домам. Не хотел, чтобы общение приедалось и надоедало. Пусть лучше придут завтра, но свежими и собранными, чем выжимать из них последние соки. Всего должно быть в меру.

   Выходя из студии, Сова размышлял о выступлении в Оренбурге. Как-никак дебют, что ни говори, и провала парень хотел меньше всего. Они получили приглашение от областной администрации, получили неожиданно и на девяносто девять процентов благодаря усилиям их шумному пиару, поэтому нужно было выложиться, завести толпу, запомниться зрителям. К тому же оренбуржцы обещали звёздный состав: «Арию», «Алису», «Земфиру», а показать себя перед титанами русского рока совсем не грех.

   Утро Стас встречал в качестве студента. Белый стильный костюм, чёрная рубашка, белая бабочка, белые лаковые туфли; в зеркале отражался не лидер рок-группы «Урал», а стильный пижон, похожий на Элвиса Пресли - причёска подкачала, а так вылитый Элвис!

   На встрече познакомился с одногруппниками, огорчился, что не оказалось знакомых из центра. Директор института поприветствовал первокурсников, выступил с напутственной речью, подбадривая новичков на покорение красных дипломов, рассказал немного о преподавателях и пригласил всех войти в здание. 

   Разошлись по аудиториям. Куратор группы представилась Мариной Алексеевной, продиктовала расписание на завтрашний день и попросила ребят не расходиться.

   - Через двадцать минут в актовом зале состоится концерт,- сообщила она.- Выступят преподаватели, представители от Москвы, выпускники прошлых лет. Парням советую остаться обязательно, не пожалеете. Элла с четвёртого курса танцует восточные танцы.

   После такого заявления народ не разбежался. Концерт прошёл без эксцессов, в уютной дружеской атмосфере, а потом первокурсники сплочённой толпой погнали в ближайшее кафе «Сицилия», заказали пива, пасты, пиццы и перезнакомились повторно, стараясь запомнить друг друга с первого раза.

   На репетицию Сова шёл уставшим. Голова болела, алкоголь из организма не выветривался, но пропустить важное мероприятие он не мог. Какой из него тогда лидер группы? Быстро сместят с должности при малейшей ошибке. Нет, подарками Сова раздариваться не намерен.

   Купив по пути таблетку против похмелья, парень запил её минералкой, выкурил сигарету и почувствовал, что немного отпустило. Тем не менее, все три песни, которые они наметили на концерт в Оренбурге, получились вялыми и не цепляющими: голос у Стаса дрожал.

   Оставшиеся дни до выступления группа проводила в ударном темпе. Стас и Вано записались на телевидении, в передаче «У нас гости», рассказали о проекте и будущих концертах, по вечерам усердно репетировали, иногда засиживаясь за полночь, умудрились у администрации города выбить немного денег на поездку и ждали субботы.

   Суббота подкралась незаметно. В пять часов, с первыми петухами загрузились в микроавтобус. Сонные и ворчливые катились по оренбургской трассе, напоминающей стиральную доску, и, глядя друг на друга, широко зевали. Обстановку разрядил Вано, доставший из сумки термос с кофе: через минуту каждый уралец просыпался, ободрённый стаканчиком крепкой арабики, и повторял слова песен. Сова, отказавшись от кофеина, дремал, прислонив лоб к холодному стеклу «Газели», изредка разлеплял глаза, следя за изменением пейзажей, и, не заметив, засыпал снова.

   В восемь въехали в областной центр. Около получаса мыкались и искали здание дома культуры, пока местная бабушка, пошамкав для приличия, не указала правильный путь и не отправила горе-путешественников в нужном направлении. Примчавшись к ДК, группа столкнулась с новым препятствием. Заспанный сторож, которого они разбудили, объяснил, что мероприятия начнутся вечером, а репетируют все с десяти в старом здании администрации. Кое-как ребятам удалось выяснить, как туда добраться.

   В половине десятого «Урал» в полном составе перекуривал вместе с остальными прибывшими участниками. Уставший дворник-таджик, подметавший улицу, бродил среди толпы, косился на симпатичных девушек и завистливо цокал, а ребята в ответ улюлюкали и грозили таджику кулаками, отчего тот смущался и опускал глаза. Стас, толкующий с организатором концерта о порядке выступления, на любвеобильного дворника внимания не обращал, а изобретательно вешал лапшу, дымя сигаретой, и через минуту подошёл к ребятам с чувством выполненного долга.

   - Выбил двадцать второй номер,- сообщил он.- Разогревать будем настоящих звёзд: «Пикник» в область пожаловал. Теперь внимательно. Слушайте и запоминайте, чтобы не возникало эксцессов. Концертная программа начинается в четыре в доме культуры,- там нам выступать не надо. Мы выступим на основной сцене – где-то часов в девять по моим расчётам. Так что никаких отдельных гуляний по городу. Все вместе.

   Репетировали вместе с другими группами в гостином холле бывшей администрации Оренбурга. Подключили гитары к розеткам и на протяжении целого дня отрабатывали сольные и струнные партии и придумывали фишки. Сова, заметивший отличный настрой, хвалил и зажигал ребят, и к вечеру все подошли в боевой форме. Ожидая двадцать второго номера, бродили по закулисным коридорам ДК, пили минеральную воду и вполголоса переговаривались.

   Когда ведущий объявил о выходе на сцену группы «Урал», ребята заволновались. Первым кулисы покинул Стас, занявший место вокалиста, Кир устроился за диджейским пультом, гитаристы разместились по краям, а Тироль – за барабанной установкой.

   - Оренбуржцы, приветствуем вас!- закричал Сова.- Группа «Урал» поздравляет столицу нашего региона с днём рождения и дарит в подарок настоящие уральские песни!!! Тиролец, начинаем!!!

   Тироль по традиции отстукал «раз-два-три», хлопнул по тарелкам, следом подстроились гитары, Кирилл включил одну из примочек, и Стас запел о тяжёлой жизни русских людей.

   Всего отыграли три песни. Оренбургская публика, несмотря на мелкий накрапывающий дождик, выглядела бодрой, молодую группу не освистывала и выступление признала удачным. Покидая сцену, уральцы слышали дружное скандирование: «Молодцы!».

   Обратно ехали с ветерком. Водитель, нанятый старшим Савельевым, жал на педаль газа, качал головой под «Европу Плюс», а уральцы мучились с похмелья, дремали, уложив головы на подушки сиденья, ругались, когда просьбы остановиться не выполнялись, и мечтали скорее оказаться дома, в тёплой уютной постели. Только Сова чувствовал себя свежим и отдохнувшим, болтал с шофёром на тему музыки и жевал картофельные чипсы. Водитель, закоренелый любитель русского блатного шансона, спорил и отстаивал мнение, а Стас рассказывал, как рок изменил мышление в советское время и прочистил многим мозги. Шофёр не соглашался, рычал медведем, но так ничего и не доказал.

   Отоспавшись днём, вечер и полночи Сова провёл на балконе. Сварил в ковше какао, пил его маленькими глотками, дымил «Винстоном», думал о будущем группы, о концерте в «Цистерне», об альбомах и выступлениях в столичных и российских клубах. В сумеречном небе летали стрижи, обещая дождь, а Стас мечтал, не в силах остановиться, ведь впервые за долгие годы он по-настоящему смог воплотить мечту в реальность. И пусть ещё предстоит много работы, пусть некоторые песни они играют сыро и неуверенно, настанет тот день, когда русская публика включит телевизор, увидит клип «Урала» и в восторге скажет, что это именно то, что надо.

 

***

 

  Следующая неделя пролетела в бешеном темпе: график выдался плотный. Репетиции, интервью, запись первого сингла в студии, дружеские посиделки в барах и кафе,- пять дней закончились неожиданно, и вот уже суббота, а там и воскресенье, долгожданный второй концерт в «Цистерне»! Целый час рока на сцене, похожей на канистру с бензином!

   Комната, где они отлаживали песенные механизмы, была как обычно переполнена. Гитаристы Эрик и Гриша, басист Марк, вокалист Глеб, барабанщик Тироль, ди-джей Кир и новая бэк-вокалистка Лика сидели на местах, напевая и наигрывая «Тяжёлую жизнь русских людей». Не хватало только Вано: он с утра пораньше умчался в клуб готовить сцену и проверять оборудование.

   В «Цистерну» народ потянулся с шести часов. Люди устраивались за свободными столиками, заказывали соки, пиво, другие горячительные напитки, курили сигареты и кальяны с банановым табаком, разговаривали, пока сцену приводили в порядок, а к семи свободных мест практически не было: кое-где на танцполе виднелись просветы, а ближние столы и VIP-ложи заняли родные и близкие. Вано, непривычно симпатичный в строгом костюме и галстуке, с кожаной папочкой и ненужными темными очками, блуждал за кулисами, изредка выглядывая в зал и следя за настроением толпы. Ребята мучились в гримерке, переодеваясь и накладывая грим, Лика кряхтела, влезая в тесное платье, и все старались спрятать волнение. У многих дрожали руки, подкашивались ноги, но тонкий психолог Сова шутками и подколками разряжал обстановку, не давая нервам переходить границы предела.

   - Десять минут до выхода!- заглянул в гримерку Вано.- Полная готовность!

   - Вань, готовы. Пусть ведущий начинает.

   - Давайте, к кулисам подгребайте. Пора.

   Закончив с приготовлениями, группа в полном составе подошла к кулисам, вслушалась в речь ведущего Вадима, веселящего публику, и когда тот громогласно объявил о первом сольном концерте молодежной рок-группы «Урал», уральцы гурьбой высыпали на сцену.

   - Группа «Урал» - встречаем аплодисментами!!!

Под овацию уральцы поприветствовали собравшуюся публику, и через секунду зал затрясся от грохота гитар и барабанов,- «Урал» ворвался стремительно, оглушив и шокировав людей необычными костюмами: пират Марк, принцесса Лика, ирландец Гриша, шотландец Эрик, щеголяющий в килте, гусар Тиролец, американский военный Кир и человек дождя Стас: в длинном плаще и с белым гримом на лице в духе ветеранов «Kiss».

   - Мы очень рады видеть вас в замечательном клубе «Цистерна», директор которого - Павел Андреевич Сутеев - помог с организацией нашего концерта,- завел речь Сова.- Мы - молодой и амбициозный проект, но надеемся, что в ближайшее время вырастем в больших исполнителей. А для того, чтобы мы росли, нам нужна поддержка зрителей. Поэтому после первой песни предлагаю зажигать дальше. Тироль, даем жара! Соло!

Тиролец, услышав команду, забарабанил соло, вкладывая в ритм всё, что умел и чему когда-то научился. Отсолировав минуту, он передал эстафету гитаристам, гитаристы – вокалистам, исполнившим акапельную партию бессмертного хита «Владивосток 2000». В зале дружно захлопали, и Стас, увидев поддержку, показал остальным два пальца – жест, призывающий переходить ко второй песне.

   Исполнив весь репертуар, уральцы раскланялись, на бис исполнили акапеллу «Сплина» «Выхода нет», и завершили выступление.

   Уставшие и вымотанные, но довольные собой, разгримировались, распаковали упаковку минералки и, попивая прохладную воду, отдыхали. Пришедший директор Сутеев поблагодарил за прекрасное шоу, сказал, что зрителям понравилось, и выплатил причитающийся гонорар.

   - Месяца через два ждем повторно,- расплылся в улыбке Сутеев.- Руководство в лице меня оценило. Мата нет, тексты грамотные, рифма отличная. Дерзайте дальше.

   - Спасибо. Будем стараться.

   Закончив концерт, ребята вышли в ночной город, купили пива в круглосуточном супермаркете и устроились в ближайшем дворике - праздновать победу.

   - Ну что, братья и... сестра!- Сова забрался на спинку лавки и поднял вверх пластиковый стаканчик с пивом.- Я думаю, сегодняшний день запомнится нам надолго, как один из самых удачных дней в истории группы «Урал». Даст бог, что мы еще не единожды дадим жара в разных городах, а пока предлагаю выпить за будущее: за новые концерты, синглы и альбомы, ну и за нас! Вмажем, черти!

   - Ура! Ура! Ура!- заголосили уральцы.- За нас!

   Поздней ночью пьяной кричащей толпой гуляли по Новому Уральску, пели «Сектор газа», убегали от ППС, ходили к телевышке поглазеть на огни города, искали нетрезвыми глазами Большую медведицу, стояли в обнимку, наслаждаясь редким мгновением творческого единения. И хотя Большая медведица так и не нашлась, каждый уралец заметил на небе новое созвездие в виде электрогитары, и это созвездие в данный момент означало многое.

   Теперь у меня есть всё, к чему я стремился, думал Стас, обнимая Тирольца и хлопая по плечу стоящего рядом Кира. Впереди ещё много проблем, трудностей и невзгод, но пока рядом друзья, ничто не остановит будущих звёзд русского рока.

   - А-а-а!- закричал Сова, пугая темноту.- «Урал» - чемпион!!!

   И где-то далеко, возможно в соседнем городе-спутнике бабахнули фейерверки, и уральцы поддержали Стаса, скандируя кричалку. Новый Уральск спал, а рокеры не могли успокоиться: переполняла их сумасшедшая энергия, и не было этой энергии конца и края...