Новая

  

   Последний в жизни школьный выпускной пропускать было нельзя.

   Диана Филатова проснулась, помня о предстоящем событии, сделала зарядку, размяв разоспавшиеся мышцы, набрала воды и тщательно помылась, выйдя из ванной комнаты чистой и пахнущей ромашкой с мёдом. Мама, Лариса Анатольевна нажарила в тостере хлебцев, нарезала сыра, сварила кофе, и они с Дианой позавтракали, воркуя о женских делах.

   В два часа Диана уже сидела в кресле, а молодой паренёк-парикмахер кружил около неё, пытаясь своими речами разбудить в красивой девушке хоть какой-то интерес к его персоне, но Диана сидела молча, всем видом показывая, что не интересуется парнями, похожими на женщину. 

   В четыре они с матерью прервались на обед, а в пять вернулись в салон, где девушкой занялась симпатичная брюнетка, наложившая Диане макияж. Бэби посмотрелась в зеркало и ощутила себя обаятельной, как голливудская звезда Шэрон Стоун. Созвонившись с Зиной, Диана договорилась о встрече, и в пять сорок две подруги, облачённые в вечерние платья, с красивыми причёсками, встретились у школьных ворот, обнялись и пожелали друг другу удачи.

   В шесть зазвучал гимн России, и прощальная линейка началась. С речью выступили директор школы, учителя, завуч, ученикам выдали аттестаты и посылали хвалебные эпитеты. Напоследок несколько избранных пар станцевали вальс, получили заслуженные аплодисменты и удалились. Директриса помахала всем рукой, послала воздушный поцелуй, и ученики с улыбками на уставших лицах стали расходиться по заказанным ресторанам и кафе.

   Веселье началось – не подкачали. Гремела музыка, устраивались конкурсы на смекалку и сообразительность, и порой ученики лопались от смеха над кривляньями одноклассников; шесть человек разыграли сказку про репку, и сказка оставила самое благоприятное впечатление за вечер. После сели за стол, хлопнули по вину, поели и понеслись на танцпол – зажигать танцы на полную мощность. Утром изрядно поддатые пошли на телевышку, стояли, обнявшись, и смотрели на восходящее солнце, напевая вполголоса бессмертный хит Виктора Цоя, обнялись на прощание и разошлись – каждый своей дорогой.

 

   Диана Филатова никогда не относила себя к пробивным людям. В танцевальном кружке не выкладывалась полностью, предпочитая работать за спинами партнёрш на заднем плане, в школе отказалась от редакторской должности в газете, хотя учительница литературы Зоя Михайловна чуть ли не на коленях уговаривала её взяться за это дело. Бэби не видела смысла ни в беготне по сцене, ни в кропотливом писании статей и критических отзывов. Всё, что она хотела – записаться в модельное агентство после окончания школы. Девушка записалась бы и раньше, но мать твёрдо настояла на одиннадцати классах.

   - Сначала учёба, работа потом,- сказала Лариса Анатольевна тоном, не терпящим возражения.

   - Но в семнадцать поздно!- сделала попытку переломить разговор Диана, но ответом ей послужил блондинистый затылок, удаляющийся в кухню.

   Тогда Бэби не стала перечить матери, понимая, что доучиться надо, а в путные модели из Нового Уральска всё равно не пролезть, поэтому смирилась и покорно получила среднее образование.

   Так было всегда. И когда Филатовы жили одной семьёй, и когда отец ушёл к другой женщине, оставив Диану на попечение Ларисы Анатольевны. Мать постоянно тянула одеяло на себя, считая, что её слово – закон, и подчиняться ему надо беспрекословно. Однако в этот раз Бэби сдаваться не собиралась и на возгласы матери об институте отвечала уверенным «нет!».

   - Я – будущая модель,- топнула ногой Диана.- Под моими каблучками будут все подиумы мира. Милан, Париж, Рим, Москва, Сидней, Нью-Йорк. Я стану белой Наоми Кэмпбелл, элегантной и знаменитой на всю планету Земля. К чёрту твой институт.

Лариса Анатольевна растянулась в злобной ухмылке и пожелала дочери удачи. Хочет – пусть катится в своё модельное агентство, она перечить не станет...

   В час дня мелодия будильника заползла в ухо и разбудила Бэби. Девушка потянулась, перевернулась с бока на спину, зевнула, хлопнула рукой по кнопочке, и трель прекратилась, оставшись эхом в памяти. Понежившись ещё немного, Диана усилием воли заставила тело подняться и на автомате потопала в ванную.

   Прохладный душ, бьющий мощными струями, мятный гель и горячий чай с лимоном ободрили и вернули девушке свежесть. Заглянув в зеркало, она обнаружила отражение не опухшим и весёлым и решила встречу с фотографом не откладывать. Натянула коротенькую юбочку, топик, впрыгнула в босоножки, зацепила пакет с одеждой для съёмок и короткими перебежками понеслась вниз по лестнице, напевая под нос детскую считалочку.

   В половине третьего Бэби уже стояла у офиса Андрея Артемьева. Дверь отворил сам фотограф, попросил подождать на кресле, пока он доснимает альбом, поцеловал Диану в щёчку вместо приветствия и скрылся в другой комнате. Девушка села, взяла со столика журнал и погрузилась в мир моды и дорогих брендов.

   С Андреем она познакомилась два года назад. Обворожительный длинноволосый фотограф заглянул на их танцевальное шоу и на долгие месяцы поселился в мозгу Бэби. Она сидела за школьной партой и думала об Андрее, гуляла с подругами и думала об Андрее. Даже в сновидениях образ романтичного фотографа не раз и не два являлся в гости, заставляя девушку просыпаться в неведомом возбуждении и мучиться до восхода солнца.

   Не выдержав, Диана ввалилась в офис Артемьева и с порога заявила, что любит его и хочет, чтобы он на ней женился. Напуганная секретарша поперхнулась булочкой и пролила на брюки кофе, а Андрей от греха подальше увёл бесцеремонную девушку в кабинет, где усадил на стул и примирительно погладил по плечу.

   Позже, когда они встретились снова, смеялись на пару: и Диана, и Андрей. К тому времени образ красавца-фотографа сменил новый - профессионального футболиста Игоря Саенко из новоуральского клуба «ПРО». Со спортсменом Бэби столкнулась в дверях клуба «Процент», поразилась дивными мускулами и сильными ногами молодого парня, навязала лёгкий разговор, а через неделю Игорёк предложил встречаться.

   Игорь вёл себя галантно и пунктуально. Сажая Бэби в машину, открывал ей дверь, целовал ручку при встрече, баловал Диану шоколадом и модными нарядами, а осенью исчез, подписав контракт с английским клубом «Лидс». Ушёл по-английски, не попрощавшись...

   - Дианочка!- окликнул девушку Андрей.- Проходи в студию и переодевайся. Начнём.

Вздохнув утрате нахлынувших воспоминаний, она бросила журнал обратно и вошла в комнату фотографа. Худенькая модель с выступающими рёбрами в спешке напялила на мослы цветастое платьице, покосилась на точёную фигурку Бэби и серой мышкой прошмыгнула на выход.

   На съёмку ушёл практически весь день. Андрей командовал Бэби, советуя фотогеничные позы, а та пыталась подстроиться, и получалось весьма неплохо. Артемьев шутил, Диана улыбалась, и кадры выходили отменные.

   После съёмок позвонила Зинка. Попыталась потянуть подругу в гости к старой знакомой Вике Ветровой, но Диана отказалась, сославшись на занятость. Конечно, Вику повидать хотелось, однако дела были важнее: вечер девушка собиралась провести за любимыми журналами, подыскивая подходящий для себя бренд.

   Бренды нравились многие: и «D&G», и «Gucci», и «Roberto Gavalli», и она не могла выбрать что-то одно. Бэби представляла свою персону то во французской одежде, то в итальянской, то в английской, но больше всего ей понравилась оригинальность и необычность Александра МакКуина, который восхитил будущую модель до состояния эйфории. Бэби с упоением впилась глазами в текст статьи о молодом Кутюрье, где почерпнула информацию о головокружительных платьях, сделанных из целлофана, и топике, заляпанном кровью и грязью.

   - Сашка настоящий модельер!- восхитилась вслух Диана.- Сейчас я тебя поцелую!- И чмокнула портрет на глянце.- Когда я стану топ-моделью, приму твоё приглашение без раздумий!

Девушка закрыла глаза и представила, как Александр подъезжает к её дому на белом лимузине, взлетает вверх по лестнице, роняя лепестки из букета роз, звонит в дверной звонок и предлагает Диане Филатовой стать главной звездой его корпорации. Бэби мнётся и просит подумать, но Саша настаивает и припадает на одно колено, - он галантен, как истинный джентльмен, и не сможет пережить слов отказа. Девушка соглашается, не сразу, взвесив все «за» и «против», кивает, вызывая у Кутюрье бурный восторг, и уносится вместе с мастером, чтобы в скором времени стать Звездой мировых подиумов, носить дорогие платья, ездить на эксклюзивных спортивных авто «Феррари», купаться в бриллиантах и золоте и целовать Александра в лысую макушку...

 

   Новоуральские модельные агентства Бэби записала в блокнотик за неделю до выпускного бала. «Шарм» на улице Московской, «Элит» на проспекте Мира, «Чёрная роза» на улице Нефтяников и «ХХХ» на Юго-западной улице – всего четыре агентства на весь Новый Уральск. Первые три в центре, а четвёртое далеко от дома, в Советском районе, открылось совсем недавно, около трёх месяцев назад.

   Начав по списку с «Шарма», Бэби ласточкой вспорхнула на крылечко ярко-жёлтого здания, поздоровалась с крупногабаритным охранником, который проводил её до кабинета менеджера, и вошла внутрь.

   Менеджер, молоденький паренёк лет двадцати пяти-двадцати семи похотливо оглядел девушку и жестом указал на стул. Диана отдала ему портфолио и села, не сводя глаз с ухоженных цепких рук, держащих фотоальбом.

   - Сколько вам лет?- задал вопрос менеджер.

   - В ноябре будет семнадцать, сейчас шестнадцать.

   - Фигура у вас замечательная, данные отличные, но уже поздновато. Набор ведётся с тринадцати лет, максимум с пятнадцати.

   - Значит, не подхожу?

   - К сожалению, нет. Попробуйте другие агентства.

Паренёк вернул Бэби папку, вернулся к делам и через десять секунд забыл о существовании девушки с замечательной фигурой.

   Диана потопталась на месте, внутренне переживая неудачу, хотела спросить ещё раз, но лишь открыла рот, постояла так мгновение и покинула чужой кабинет, оставивший неприятное впечатление.

   Аналогичное разочарование ожидало будущую модель и в «Элите». С интересом пролистали её портфолио, покивали удовлетворённо, узнали про возраст и вежливо заулыбались, сообщая Бэби о переполненном составе.

   «Чёрная роза» тоже ответила отказом. Матёрая тётка-хищница сначала попросила у претендентки паспорт, хмыкнула, тыкая тоненьким пальчиком в год рождения, и без церемоний указала на дверь.

   Выйдя на улицу, Диана зашла за угол и закурила сигарету. Внутри клокотало от негодования, слёзы просились наружу, однако девушка сдержалась и вдохнула порцию дыма, теша себя оставшимся «ХХХ». Если забракуют и там, то впору вешаться, подумала девушка, с горечью осознавая такую перспективу.

   В «ХХХ» Дианины надежды не оправдались. Директор, а по совместительству главный менеджер по кадрам, с табличкой «Александр Александрович», прикреплённой к карману рубашки, откинулся в кожаном кресле, поковырялся зубочисткой в зубах и объявил о завершении набора в старшую группу.

   - Совсем никак?- Девушка взглянула на директора с надеждой.- Может быть, есть какая-то возможность? За деньги, например.

   - У нас богатое агентство, нам не нужны ничьи деньги.

   - Но я очень хочу стать моделью, это мечта всей моей жизни. Помогите мне хоть чем-нибудь.- На глаза Дианы навернулись слёзы.

Директор молчал, с безразличием смотря в сторону. За долгие годы модельного бизнеса он привык к девичьим истерикам, - ему это даже иногда нравилось.

   - Я могу помочь,- прошептал он. Тихо-тихо, едва слышно.- Могу помочь поступить в агентство. Но не за красивые глазки. Услуга за услугу.

   - Вы хотите, чтобы я с вами переспала?

   Диана не помнила, как добралась до дома. Плача, она поднялась на свой этаж, открыла дверь, вошла в квартиру, скинула туфли и без сил рухнула на кровать, понимая, что всё кончено. Её мечта сгорела птицей Феникс. То, к чему Бэби стремилась, рухнуло, словно карточный домик в неумелых руках. Девушка зарыдала, заливая подушку слезами, завыла волчицей, у которой украли волчат, и, казалось, что слёзы никогда не перестанут литься водопадами...

   На кухне кипел чайник. Возмущался, танцуя на плите, ворчал на людей через свисток, а когда его выключили, сразу успокоился и затих.

   Диана и Лариса Анатольевна сидели за столом. Мать поила дочку зелёным чаем с мятой, а Бэби рассказывала о домогательствах озабоченного директора.

   - Сказал, что завтра ждёт к шести у гостиницы «Радуга». Я пригрозила милицией, но он ухмыльнулся в ответ. Наверно, у него знакомые в «Радуге». Он брякнул что-то про тайный ход.

   - Крутой тип,- разозлилась Лариса Анатольевна.- Но на каждого крутого найдётся тот, кто круче.

 

   Когда похотливого директора прижали к стенке, он трусливо поджал лапки и попросил о пощаде. Старый знакомый Ларисы Анатольевны Павел Натанович, в прошлом чемпион города по боксу трусов не любил, а любил справедливость, поэтому двинул обидчику под дых. Директор, потерявший доступ к кислороду, стал напоминать рыбу и хватал ртом воздух.

   Диана смотрела на избиение безучастно: она не жалела мужчину, который захотел отобрать у неё тайное сокровище, а теперь получал по заслугам.

   - В-общем так!- загрохотал Павел Натанович.- Видишь эту девочку?! Видишь?! Завтра она придёт к тебе, и ты запишешь её в группу! Понял, козёл?!

Директор промычал что-то неразборчивое, и знакомый Ларисы Анатольевны применил внушение, пощупав начищенной туфлей нежные рёбра любителя молоденьких девушек.

   - Если обратишься в милицию, пожалеешь!- пригрозил Павел Натанович, поглаживая лысый череп.- Обратишься к бандитам, застрелю не раздумывая! Вопросы есть?!

Директор медленно поднялся, озираясь на чемпиона города по боксу, и Павел Натанович придал ему ускорения, оставив на дорогих брюках симпатичный отпечаток подошвы. Бэби этот отпечаток понравился настолько, что она сфотографировала его на мобильник. На память.

   Директор угрозы мимо ушей не пропустил. Поверил, наверное, в блеф маминого знакомого. Встретив Диану с распростёртыми объятиями, приказал секретарше принести кофе, а сам положил перед девушкой контракт и терпеливо дождался, пока она изучит все пункты и бонусы. После подписания он пообещал представить девушку будущей наставнице.

   Вместе они прошли по длинному коридору. Сан Саныч открыл дверь, и Диана попала в большой зал, полный разношёрстных девчушек, наматывающих круги в отработке походки. В центре зала стояла женщина лет тридцати-тридцати пяти в облегающем трикотажном костюме оливкового цвета и руководила моделями.

   - Алла!- окликнул наставницу директор.

Женщина оглянулась, сменила маску на лице на добродушную и чеканной походкой, притягивая завистливые взгляды будущих моделей, подошла к шефу.

   - Вот новенькую тебе привёл. Диана Филатова. Семнадцать лет, но данные хорошие. Девушка с характером, но общий язык найдёте.

   - Я со всеми общий язык нахожу!- буркнула Алла.- Со мной не все находят.

   - Действуйте. Я в кабинете.

Сан Саныч ушёл, напоследок одарив Бэби взглядом затаившегося хищника, почуявшего жертву, а Алла взяла Диану под руку и заставила пройтись. Бэби прошлась, и наставница удовлетворительно кивнула, приглашая девушку присоединиться к общей группе. Диана вклинилась в толпу, заняла свободное место и попыталась сконцентрироваться, вспоминая просмотры модельных показов по телевидению. Старалась следовать советам Аллы, сиреной проносящейся по залу, и даже удостоилась от неё похвалы: наставница показала большой палец.

   Второй день в модельном агентстве прошёл на редкость спокойно. Диана познакомилась с девушками, которые приняли её в общество худышек и диет, провела очередное занятие с Аллой и в четыре часа дня освободилась. Придя домой, приняла холодную ванну, побрила ноги и подмышки, приводя себя в порядок. После ванны отдохнула, подкрепилась, накрасила глаза и заплела волосы в конский хвост, в одно мгновение став старше.

   Всё более-менее налаживалось. Сан Саныч притаился, игнорируя Филатову при встречах, и Диана немного успокоилась, глядя на похотливого директора, а вскоре и вовсе перестала его замечать. Болтала с девчонками, слушала истории Аллы и полностью отдавалась занятиям в модельном агентстве, чеканя походку, стараясь держать спину прямо и не загребать ногами.

   Готовились к первому осеннему показу. Из области пришло приглашение на участие в показе мод, и «ХХХ» в лице Александра Александровича дал согласие, что привезёт в начале сентября пятнадцать моделей. В агентстве устроили импровизированный конкурс, и жюри, состоящее из Аллы, Сан Саныча и зашедшего с проверкой налогового инспектора, утвердило список участников. В число счастливчиков, к своему удивлению, попала и Диана. С нескрываемым удивлением она смотрела на листок с фамилиями и не могла поверить в первую удачу.

   - Как так?- поинтересовалась девушка у Аллы.- У нас полный комплект, есть достойный выбор, а попадаю я, маленькая сопля, которая занимается всего несколько недель.

   - Понимаешь.- Наставница потянула Диану за руку, отводя в сторонку от остальных.- Саныч отказывался, а я настаивала, и ты прошла благодаря налоговому инспектору. Ему твоя уверенность понравилась, вот он тебе и плюсик поставил.

 

   Ночью перед поездкой в Оренбург Диане не спалось. Повертевшись с боку на бок, она поднялась и вышла на балкон подышать воздухом. Вид из лоджии, позволяющий насладиться пустым Новым проспектом, девушку успокоил, и она задумалась о предстоящем показе. Наверняка там будут первые лица областного центра, богатые бизнесмены и журналисты, и если Бэби покажет себя во всей красе, о ней наверняка заговорят. Пусть на уровне области, но всё же заговорят.

   Диана заглянула в зал, осторожно прикрыла балконную дверь, чтобы не разбудить маму, щёлкнула зажигалкой и закурила. Курить, опасаясь, что застукают, Бэби очень нравилось. Нравилось и стоять, опёршись руками, одетыми в халат, наблюдать за одинокими прохожими, шныряющими по закоулкам, пьяными компаниями, распевающими песни «Сектора газа» и «Кино». Что может быть лучше в бессонную ночь: только свежий прохладный воздух сентября, тонкая сигарета с ментолом, чтобы не пахло изо рта, уютные тапочки на ногах и спутник-светило с едва заметными очертаниями человеческого лица.

   В назначенное время их, пятнадцать выбранных моделей и наставницу Аллу забрал микроавтобус «Газель» необычного цвета чёрный металлик. Диана, доселе катавшаяся лишь на маршрутках стандартного оранжевого оттенка, отметила комфорт и внутри: кожаные сиденья с высокими подголовниками, плазменный телевизор за водителем, светло-серые шторы на окошках,- всё это манило и приглашало устраиваться.

   Рассевшись по местам, девушки занялись своими делами: кто-то листал журнал, любуясь зарубежными модницами, кто-то читал книгу, кто-то слушал музыку, отгородившись от остальных громкостью в наушниках. Диана несколько раз порывалась вытащить из рюкзака свежий номер «Гламура», но мягкие сиденья убаюкали, и проснулась она уже в Оренбурге.

   Показ объявили на два часа дня. Модели, взволнованные и разукрашенные макияжем, заполняли кулисы, галдели, заставляя помощниц надёжнее следить за нарядом, пили минералку без газа и, натянув на лицо улыбку, спускались на сцену. Худые и бледные.

   Когда настала очередь Дианы, снова подступило волнение. Пугало огромное количество народу, первые ряды элиты, жадно осматривающие девичьи фигурки, однако отступать было некуда. Набрав полную грудь воздуха, Бэби сделала первый шаг.

   Вспышки фотокамер и яркий свет сцены на мгновение ослепили её. Она встала, зажмурившись от неожиданности, но постепенно глаза привыкли, и Диана, непроизвольно улыбнувшись, преодолела страх и пошла. Девушка видела, что сейчас она – объект внимания, не платье, не макияж, а именно она; мужья редко покупают жёнам вещи из-за красоты,- в основном из-за запомнившейся модели. В конце сцены Бэби покрутилась, демонстрируя тёмно-синее осеннее платье, даже позволила себе немного пошалить: секунды три-четыре танцевала и послала залу воздушный поцелуй, и тут же получила в ответ бурную реакцию мужской половины.

   - Дианка, молодец,- похвалила её Алла, принимая в объятия.- Отличный дебют. Быстрей переодевайся.

Скинув платье, Бэби надела новое, кроваво-красное с чёрной розой на груди. Идти по сцене второй раз ей было уже не страшно, а четырёхсекундный танец становился неким ритуалом. Ритуалом модели Дианы Филатовой, фишкой, которая на века войдёт в историю. Взмах левой рукой, взмах правой, ещё раз левой и снова правой, и обратно, за кулисы, к счастливой Алле.

   Выход третий в купальниках. Третий выход всегда популярен у мужчин. Ровно минута, чтобы изучить достоинства девушки, её приятные округлости и не менее приятные стройности. Здесь Бэби показала себя в полной красе, заставив зал одобрительно гудеть при виде новоуральской красавицы. Она вспоминала всё, что высмотрела в последние дни, и старалась ни в чём не уступать западным звёздам, шла твёрдым и уверенным шагом, шла к своей цели.

   Показ завершился вполне ожидаемым успехом. Моделям надарили цветов, конфет и мягких игрушек, а Аллу вызвали на интервью центральному каналу, где наставница похвалила девчат и поздравила Оренбург с праздником.

   Вечером, когда всех позвали на банкет, к Диане подошёл высокий крепкий мужчина в чёрном костюме и представился Алмазом Розовым.

   - Мне очень понравилось ваше выступление,- сказал он, и его аккуратная борода-канадка зашевелилась.- Вы не против, если я приглашу вас в ресторан, и мы сбежим с этого праздника?

   - Если не будете приставать, то не против,- согласилась Бэби.- Но только, если не будете.

   - Обещаю вести себя галантно.

   Поймав такси, они доехали до ресторана «Джаз» и заняли свободный столик. Алмаз предложил Диане выбирать, что захочется, не смотря на цену, но Бэби остановила выбор на стандартном наборе суши с соевым соусом. Мужчина, удивившись, не стал разрушать идиллию и заказал роллы.

   - Перейдём сразу к делу. Я очень хочу, чтобы ваше лицо украсило обложку моего журнала «ОМ». Вашей красоте пора покорить мир, и рано или поздно нужно начинать это делать.

   - Хорошо,- обрадовалась Диана.- Давайте поужинаем и поедем на съёмки.

   - Отлично!- повеселел мужчина.- Сейчас я предупрежу фотографа. С вашего позволения отойду.

Алмаз отошёл в сторонку, позвонил кому-то по мобильному и возвратился довольный.

   - Всё, я договорился,- сообщил он.- Фотограф будет ждать нас в студии. Давайте выпьем за знакомство и за успешное начинание дел!

Они чокнулись. Мужчина хлопнул стопку, закусил роллом, и Бэби, стараясь не отставать от собеседника, с удовольствием осушила фужер мартини. Алмаз продолжал расхваливать «ОМ», а она, приняв алкоголя, расслабилась и слушала в пол-уха. Накопившаяся за день усталость постепенно проходила, и Диана, заметив в фужере новую порцию горячительного, тут же сделала солидный глоток и сладостно чмокнула, чувствуя, что в желудке потеплело.

Далее вечер понёсся в бесконтрольном направлении. Они пили одну за одной, курили как паровозы, и после ужина, когда садились в такси, Диана практически ничего не соображала.

   - Куда едем?- смогла спросить она.

   - В студию,- ответил мужчина.- Фотографироваться на обложку.

Бэби кивнула и мешком повалилась на заднее сиденье.

   - Улица Мира, дом двенадцать,- бросил Алмаз водителю.

   Приехав по адресу, мужчина расплатился, накинув сверху солидные чаевые, вытащил ничего не соображающую Бэби из машины, положил на плечо и углубился во дворы. Шёл он быстро и довольно долго: улица Мира осталась позади, а мужчина не останавливался, блуждая тёмными переулками. Изредка Диана просыпалась, пыталась ругаться, но он успокаивал её, гладя по голове, и не сбавлял темпа. И лишь оставив за спиной пару кварталов, Алмаз замедлил шаг, остановился у двухэтажного дома, нырнул в подъезд и позвонил в единственную дверь на первом этаже. Дверь открылась сразу, пропуская мужчину внутрь, и сразу захлопнулась.

   - Здорово, Фотограф,- поприветствовал Алмаз хозяина квартиры.- Свет включи, не вижу ни черта.

Зажглась лампочка, и Алмаз разглядел хмурую и небритую физиономию Мити Фотографа.

   - Сегодня удачно.- Алмаз передал Бэби Мите.- Ни уговаривал, ни спаивал, ни снотворное не надо было подсыпать. Мартини хлестала как миленькая, наперегонки со мной. А меня разве перепьёшь! И в лапшу быстро поверила: журнал «ОМ», обложка, фотосессия.

   - Ну фотосессию я ей обязательно устрою,- сказал Митя, и они дружно захохотали.- Проходи, устраивайся.

Алмаз повесил куртку на одинокий крючок и последовал за Фотографом. Тот, устроив Диану на диване, достал из шкафчика шприц и вколол его в вену девушки. Делал это он не впервые и вёл себя спокойно, зная, что через пять-семь минут та не сможет и пальцем пошевелить,- лекарство сильное и действует очень быстро, практически обездвиживая человека.

   - Сколько лет этой красавице?

   - Маленькая ещё, восемнадцати нет. Самый смак.- Алмаз подмигнул Фотографу.- За таких обычно большие сроки дают.

   - Сроки-сроки,- хмыкнул Фотограф.- Нам уже не одно тысячелетие сидеть.

   - И то верно.

Фотограф, насвистывая под нос последний хит, услышанный по радио, исчез в соседней комнате, а Алмаз, предвкушая весёлое времяпрепровождение, стянул с девушки бриджи и похабно ухмыльнулся...

 

   Врачи вынесли неутешительный вердикт: травмы серьёзные, необходимо оперировать. Ранним утром девушку отправили в операционную. Кареглазая медсестра, спрятав губы под маской, прикрепила к вене Дианы раствор с наркозом, и через минуту Бэби окунулась в непроглядную мглу и разглядела свою душу...

   Когда со дня операции прошло пять дней, боль перестала досаждать и сбавила напор. Лёжа на больничной койке, Диана Филатова думала о случившихся событиях и мечтала покончить жизнь самоубийством. Размышляя о наиболее эффективном методе, она представляла и совсем ужасные, вроде четвертования или монотонного избивания, но всё это было слишком сложным. Гораздо легче открыть створки окна, оттолкнуться... и полететь. Полететь, чтобы разбиться раз и навсегда. Поднявшись, Бэби подошла к окну и подняла взгляд на Луну. Постояв с минуту и подышав свежим воздухом, девушка легла обратно, укуталась в пододеяльник, мечтая, чтобы все это закончилось раз и навсегда.

   - Боженька,- обратилась к Всевышнему девушка.- Я знаю, что другим людям нехорошо желать зла, но я желаю. Прости меня, если я хочу смерти своих обидчиков, но ничего не могу с собой поделать. Можешь наказать меня, когда я умру. Можешь наказать меня в любой момент, все равно мне жизнь не мила. Поэтому пусть они умирают в жестоких муках, в самых жесточайших, чтобы даже на том свете все болело. Прости, Боженька, вот такая я сволочь...

   Утром, после обхода врача, Бэби впервые за последнюю неделю со дня операции выбралась на улицу. Присела на лавочку, открыла баночку апельсинового сока, распаковала пакетик с маковой булочкой, подкрепилась, отдыхая от болтливой собеседницы, и снова задумалась о самоубийстве. Крыша высокой пятиэтажной больницы идеально подходила под Дианин сценарий: доведённая до отчаяния бывшая модель (да, теперь, пожалуй, бывшая) кричит из окошка чердака о несправедливости мира, вылезает на ровную прямоугольную площадку, огороженную полуметровой оградкой, разбегается, ныряет щучкой в воздух и летит, раскинув руки в стороны.

   Бэби вспомнила, как в детстве, будучи пятилетней девочкой с косичками, она гуляла с подругой во дворе, и знакомый мальчик, горящий желанием похвастаться, пообещал, что спрыгнет с гаражей на землю. По пожарной лестнице он забрался вверх, долго красовался, ходил по краю гаража и неожиданно для всех оступился и слетел, разбив черепную коробку о торчащий из земли камень. Умер сразу, не мяукнув.

   Хотелось покончить со всем и Диане. Что толку жить, если она никогда не постигнет радости создания семьи, воспитания детей, их первого зубика и неистовых криков по ночам? Какой смысл оставаться всю жизнь одиноким затворником, скрывающим ото всех ужасную тайну той злополучных событий?

   А вдруг когда-нибудь придумают технологию рождения ребёнка и для бездетных девушек и женщин! Как глупо она поступит, не дождавшись сенсационных открытий, достойных Нобелевской премии мира в области медицины! Нет, нет, это всего лишь сказка про белого бычка. А вдруг не будет этих «открытий и новых технологий»? Вдруг она так и останется навечно одинокой?

   - Подскажи мне, Боженька.- Бэби подняла взгляд на хмурое сентябрьское небо, затянутое тучами.- Я в отчаянии. По ночам я плачу, мне снятся кошмары, голова раскалывается, и внизу всё болит. Что делать, а?

   Бэби заплакала, завидуя нормальным девушкам, утерлась рукавом халата, размазывая слезы по щекам, а внутри клокотала и рвалась наружу бесконтрольная истерика. Прислонившись к ближайшему дереву, Диана хорошенько наревелась, снова закурила, и в который раз взор девушки упал на крышу больницы.

   - На крайний случай подойдет окно,- прошептала Бэби.- Если чердак закрытый... Дворникам потом мозги мои убирать. Ха! Вот веселуха-то! А мне будет безразлично, по фигу! Смейтесь над глупой дурой, решившей сыграть в суицидную рулетку, заведомо поставив на зеро. Смейтесь, я не обижусь.

Диана в приступе ярости стукнула кулаком по тополю, рассекла вдребезги костяшки, обнажив до мяса кожу, сморщилась, слизнула выступившую кровь.

   - Скоро,- сказала она, вложив в одно слово всю прожитую жизнь.

   Но «скоро» так и не случилось. Вечером позвонила мама и сообщила, что насильников поймали. Впервые за последние дни Бэби вдохнула полной грудью.

 

   Утро первого декабря напугало жителей Нового Уральска внезапным похолоданием. Столбик термометра  опустился до леденящих душу минус двадцать семь градусов, и уральцы, ещё вчера щеголявшие в осенних курточках и туфлях, с ворчанием и недовольством перелезли в зимние вещи.

   Примерила обновку и Бэби. Лариса Анатольевна присмотрела на рынке недорогой, но симпатичный пуховик чёрно-серого цвета, и Диана с удовольствием его приняла.

   Выйдя на улицу, она уверенно направилась в сторону проспекта Ленина, где находились бухгалтерские курсы. Потопталась у входа с вывеской «1С», сделала усилие и потянула ручку двери.

   - Доброе утро,- поприветствовала она администратора, полного мужчину с редкими волосами.- Я бы хотела записаться на курсы.

   - Доброе утро,- откликнулся тот.- Сделаю всё возможное, что в моих силах. Когда желаете приступать?

   - Чем быстрее, тем лучше. Какие у вас группы?

   - Сейчас посмотрим.- Мужчина зашуршал бумагами.- Так... Первая группа занимается уже два месяца, вторая – месяц... Как раз третья на подходе, будем набирать с пятого числа... Записывать вас?

   - Конечно!- закивала Бэби.- Обязательно записывайте!

   - Хорошо. Давайте тогда заполним бумаги. Присаживайтесь.

   Заполнив анкету, написав заявление и оформившись на курсы, Диана выбралась на мороз, вдохнула крепкий, обжигающий дыхание воздух и пошла к магазину детской одежды.

   Сегодня девушка проснулась новой. Новой Дианой Филатовой, решившей начать жизнь с чистого листа...