Кинглу

 

   Двенадцать лет назад великая страна Кинглу занимала на карте мира одну треть всей территории. Сильное, мощное государство, управляемое грамотным правителем Яром Лу, имело многочисленную армию, миллионы боевой техники, торговало топливом и драгоценными металлами, и стояло безоговорочным лидером в мировом рейтинге. Ежегодно с конвейера сходили автомобили разных марок и направлений, продающиеся по Восточному и Западному полушариям, университеты и институты выпускали отличных специалистов, которые собирались занять высокие должности в госаппарате, безработицы не существовало,- каждый занимался делом, работая во благо государства, и Кинглу рос в могуществе, грозя подмять под себя остальные страны.

   Не было Кинглу равных и по красоте. Города, с небесной высоты зеленеющие изумрудом деревьев, пальм и кустарников, содержали блестящие зарисовки архитекторов: здания с позолоченными колоннами, памятники гениям прошлого времени, фонтаны, бьющие в небо прозрачной водой, конструкции невероятных форм. Повсюду располагались художественные галереи с картинами, фотографиями, ярмарки, пестреющие множеством товаров и вкусностей, разноцветные жилые дома, непохожие друг на друга. Кинглу цвёл и процветал, порождая у завистников новые приступы рвущейся наружу желчи, а у коренных жителей – чувство гордости за правителя Яра Лу, поднявшего страну на недостижимую для остальных планку.

   Яр Лу родился в 1111 году в семье Нара Лу. День, когда будущий наследник огласил криками столичные улицы, Нар Лу признал государственным праздником, и до самого утра столица и прочие города отмечали рождение Яра, поглощая вино, пиво и национальный деликатес – зажаренное мясо с луковым соусом и рагу, завернутое в тонкую лепёшку из гречишной муки. Яр был долгожданным ребёнком, отец и мать ждали продолжателя рода двадцать лет и два года, и для сорокалетних родителей он стал настоящим чудом.

   По достижении пятилетнего возраста Яра определили в Орнак, элитную школу, обучающую детей философии, математике и управлением страной. Яр с ходу улавливал тонкости налогообложения, кредитования и финансирования, и к десяти годам, времени поступления в институт, считался самым перспективным учеником, который в отличие от других детей, не просиживал штаны, а слушал преподавателей с интересом и частенько вступал в споры, заставляя специалистов краснеть до кончиков ушей. Институт Яр закончил с красным дипломом, выбрал в качестве продолжения два университета: философский и юридический, и снова погрузился в учёбу.

   Совершеннолетие Яр отмечал кандидатом наук. Нар Лу, гордый за отпрыска, шестнадцать раз поцеловал его в лысую макушку и благословил в добрый путь. Яру Лу предстояло отслужить в армии.

   Полтора года будущий наследник изучал военное дело, постигая хитрые тонкости тактики и стратегии, бегал в день по десять километров, подтягивался, отжимался и стрелял из различных видов оружия. Армию Яр закончил майором, в третий раз став кандидатом наук, добавив к философии и юриспруденции военные знания.

   В 1129 году Яр Лу вернулся в столицу. От слуг узнал, что мать умерла несколько дней назад, а отец, великий правитель, давно мучается от страшной болезни, поедающей некогда могучее тело Нара Лу. Взлетев стрелой на второй этаж дворца, сын отыскал отца в кабинете и невольно ужаснулся. Нар смотрел на него потухшими бесцветными глазами, а серое лицо кровоточило открытыми ранами, от которых исходил неприятный запах гнили.

   - Здравствуй, отец!- поприветствовал правителя Яр, припадая на одно колено.- Я рад видеть тебя.

   - Здравствуй, сын,- отозвался глухим голосом Нар Лу.- Мама умерла пятнадцатого числа, а скоро и я за ней последую. Настало время передать власть в твои руки.

   - Отец, надо обратиться к врачу. Ты ещё сможешь править страной.

   - Не надо, сын. Не надо. Я обращался, и врачи сказали, что лекарств от моей болезни нет и в ближайшее время не появится, поэтому не перечь мне, а сделай всё, что я попрошу.

   - Слушаю тебя, Нар Лу.

   - Вечером прикажи слугам, чтобы приготовили Зал заседаний к приёму гостей, я хочу собрать к завтрашнему полудню всех советников, докторов наук и родственников. Сейчас отправляйся в церковь, отыщи священника Зама и пригласи его. Зам станет вести церемонию по твоему коронованию. Он короновал меня, коронует и тебя. Ты помнишь Зама, сын?

   - Помню, отец.

   - Это моя последняя просьба, Яр Лу. Больше просить мне нечего.

   - Я выполню её, отец.

   На следующий день солидная делегация гостей встретила Яра Лу овацией, и восемнадцатилетний юноша взошёл на трон, получив от отца право власти в виде короны. Священник Зам заставил Яра поклясться, что будущий правитель будет честным и справедливым ко всем жителям страны Кинглу, на что Яр ответил согласием, поцеловав крест священнослужителя. Присутствующие закричали, довольные ответом сына Нара, а Яр Лу поклонился, едва не потеряв корону.

   - Да здравствует Яр Лу, новый правитель страны Кинглу!- прокричал Зам.

   - Да здравствует Яр Лу!- эхом отозвались гости.

   В начале 1130 года, ранней зимой, состарившийся Нар Лу умер. Старца похоронили с почестями, достойно, и Яр остался совсем один: без родителей, но с кучей жаждущих власти родственников. Дяди, тёти, племянники, двоюродные братья расхаживали по дворцу и недовольными взглядами косились на нового короля, добравшегося до престола в столь раннем возрасте. Разозлившись, Яр Лу велел выселить родню в родовое поместье за пятьсот километров от столицы, и с облегчением вздохнул, избавившись от назойливого шёпота за спиной.

   Следующим шагом молодого правителя стало избрание новых советников. Разогнав отцовых любимчиков, Яр разыскал университетских друзей и сослуживцев, выбрал умных и преданных, и Совет засел за создание и совершенствование законов, собираясь сделать Кинглу главной державой в мире.

   Это с блеском удалось Яру Лу и его советникам. Уменьшив налогообложение для коренных жителей, король удвоил налог для приезжих граждан, увеличил пошлину на экспорт топлива и товаров, что незамедлительно сказалось на странах-потребителях, заскуливших о влиянии Кинглу на цены топливного рынка. Далее экономика страны пошла ввысь, и к 1140 году Кинглу по праву вошёл в пятёрку могущественных держав.

   Однако Яру Лу этого было мало. Правитель взвинтил стоимость красного алмаза Берру, который добывали только в Кинглу, и этот тактический ход дал экономике новый толчок. Появились инвестиции и свободные деньги, и Яр вложил их в малоразвитые отрасли: компьютеризацию и мировую сеть. В 1145 году, когда мировую сеть запустили, оказалось, что самые раскрученные сайты принадлежат стране Яра Лу, самые мощные компьютеры собирают в Кинглу, а про хакеров и говорить нечего. Банкротство Шейшенского Банка, потерявшего в один день всё состояние, сбой компьютеров на Западном полушарии, после перезагрузки потерявших информацию с жёстких дисков, миллиарды писем с вирусами, сетевые мины и ловушки, - хакеры работали на высочайшем уровне, громя всё, что попадалось под руку.

   С компьютерами Яр Лу не прогадал. Заимев патент на выпуск умных машин, Кинглу к 1150 году взобрался на первое место и вступил в эру золотого десятилетия. Все, кто жил в пятидесятые годы, вспоминают об этом времени с трогательными улыбками, держась за сердце от наплывающих восторженных эмоций. Дешёвые продукты, дешёвые автомобили, ломящийся стол с различными закусками, низкая смертность и высочайшая, рекордная для всех стран рождаемость, переполненные товарами магазины, дружеские посиделки с вином и песнями до утра. Люди ходили довольные, мечтали о создании семьи и шаловливых детишках, и Яр Лу гордился тем, что сделал для Кинглу.

   В 1160 году золотая эра закончилась, и поезд «Кинглу», забравшийся на верхушку, начал потихоньку катиться вниз. Красные алмазы закончились, хакеры расползлись по дружественным странам, и не спасал даже стойкий курс валюты. 1165-ый забрал из жизни жену Яра Лу Немезиду, умершую при родах, а следом захватил и двухлетнего сына Кима Лу, вывалившегося с балкона. Яр Лу приказал слугам следить за оставшимся наследником двадцать четыре часа в сутки, но судьба отвернулась от великого правителя, и зимой 1166-го маленький Луи Лу поперхнулся молоком и задохнулся, отправившись вслед за старшим братом.

   Советники в один голос затрубили о второй жене, но Яр Лу был непреклонен, считая, что предаст любовь Немезиды. В итоге к 1170 году, когда Яр, уставший от жизни и напряжения, умер, сыновей у него не осталось.

   Престол освободился, и многочисленные родственники, вернувшиеся во дворец, принялись бороться за власть. Убийства, соперничество, публичные казни и передряги сотрясали столицу около пяти месяцев, пока сын двоюродного брата Сан Лу не заполучил в коварные руки золотую корону. Сев на трон, Сан первым делом избавился от конкурентов, устроив кровавое шоу на главной площади города, а потом занялся и совершенствованием законодательства.

   Безграмотный и безалаберный тиран удвоил налогообложение, вгоняя предпринимателей и простых жителей в ограниченные рамки существования. Начались перебои с продуктами, забастовали рабочие на заводах, остановилось производство, и финансовые акции Кинглу стали дешёвыми бумажками на валютном рынке. Сан Лу попытался придумать что-нибудь оригинальное, но запущенный механизм разогнался на полную мощность, грозя превратить государство-титан в государство-нищего.

   Народ заволновался. Жители столицы организовали митинг, собравшись у дворца с целью повлиять на правителя, однако добились только столкновения с охраной, застрелившей для устрашения парочку буйных ораторов. Митинг быстренько свернули, толпа разбежалась в разные стороны, а охранники вернулись на места. Сан Лу, наблюдавший за происходящим из окна, брезгливо поморщился, поглядев на убитых, и спрятался за бархатной шторой. Он и не предполагал, что властвовать ему осталось ровно два месяца. Люди не простили тирану смерти друзей и жаждали мести.

   Первое восстание вспыхнуло на юге столицы. Вооружённый отряд напал на патруль и захватил здание полицейского участка, взяв в заложники более сотни полицейских и рейнджеров, которых застали врасплох в разгар обеденного перерыва. На подмогу пленным отправили военный отряд быстрого реагирования, завязалась перестрелка, и к полицейскому участку стали стекаться все вооружённые силы столицы, и это открыло доступ второму отряду ко дворцу. Отряд, возглавляемый молодым и бесстрашным Раму, легко разобрался с охранниками, выломал дверь и избавился от Сана Лу, расстреляв беззащитного правителя прямо на троне. Третье восстание случилось на севере. Сидевшие в засаде бойцы, узнав об успехах остальных, в течение часа заняли больницу, компьютерный центр и прочие наиболее важные объекты столицы, отрезав доступ к телефонам и в мировую сеть. Последние дни лета проходили в нервной обстановке и постоянных перестрелках, что сильно ударило по репутации Кинглу на мировой арене.

   Правители менялись, как перчатки у богатой дамы. За 1171 год корону держали в руках четверо, а в 1172 и того больше – семеро. Появлялся один, его убивали, появлялся другой, - такая чехарда не нравилась никому, но никто и не видел из неё выхода. Род Лу закончился на Сане, а новые правители хотели лишь власти и непомерного богатства. Кинглу, великая и могущественная держава за двенадцать лет скатилась с первого места на четырнадцатое, профукала за два года все финансы, накопленные Яром Лу в золотую эру, и подошла к зиме с пустым кошельком и голодными взглядами людей, мечтающих о новом золотом десятилетии.

   Зиму пережили не многие, и пережили с трудом. Готовясь к очередной смене правителя, двенадцатого по счёту, получили от нескольких стран претензии на территории, в которых предлагалось добровольно отдать земли в чужое распоряжение, иначе стране Кинглу будет объявлена война. Правитель Кинглу земли отдавать отказался и ответил на претензии грубыми матерными выражениями.

   Когда 1173 год вступил в законные права, на территорию страны вошли войска чужеземцев, вошли с двух сторон: с севера и с запада, готовясь объединиться ближе к столице и нанести сокрушительный удар. В срочном порядке было объявлено о наборе в армию, и практически всё мужское население, вооружившись автоматами и пулемётами, отправилось на фронт. Не повезло и мне: я тоже оказался в числе фронтовиков, и служить мне предстояло в Западном гарнизоне, на земле, где шли самые ожесточённые бои.

   Расскажу немного о себе. Я родился в семье знаменитого мастера борьбы Тая Джи, появившись на свет ранним дождливым утром 1156 года. Отец с ранних лет приучал меня к закаливанию, показывал приёмы и удары, передавая все знания в мою мальчишескую голову, а мать дарила тепло и ласку, кормя своих мужчин замечательными обедами и ужинами. Тай Джи содержал школу на окраине города, в которую ходили ребята со всей столицы, и в друзьях недостатка у меня не было. Борьба сближала нас и объединяла в трудные минуты, заставляя вставать спина к спине и драться до потери пульса, пока последние силы не покинут уставшие организмы.

   В семь лет, когда я перешёл в третий класс, отец пригласил меня и трёх лучших учеников на летние месяцы к учителю Рису. Мы, обрадованные предстоящим перспективным отдыхом у моря, после первой недели завыли волками и запросились домой, но старшие лишь ухмылялись в ответ. С утра до вечера мы постигали искусство битвы на мечах, стреляли из луков и арбалетов, дрались длинными палками, кидали копья и плавали по пять километров в день. В итоге, когда я вернулся домой, мать восторженно охнула, трогая мои стальные мускулы, а Тай Джи с гордым видом похлопал сына по плечу.

   В десять я сдал экзамен на чёрный пояс и поступил в институт, решив в будущем стать доктором и лечить людей от болезней. Учёба протекала весело, но отец не давал расслабляться, продолжая нагружать меня тренировками.

   В четырнадцать лет я выиграл серебро на чемпионате мира, став самым молодым призёром соревнований, а наша команда закончила первой в командном зачёте по борьбе, добавив в мою копилку медаль золотой пробы. Собравшись с силами, я продолжил двигаться к успеху, и чемпионат Восточного полушария выиграл безо всяких проблем, раскидав соперников по углам, и получил из рук президента федерации по борьбе золотой десятикилограммовый пояс с красным алмазом в центре. Дорога в большой спорт была открыта.

   В пятнадцать я впервые влюбился. Девушка с серебряными волосами по имени Эллина очаровала меня белозубой улыбкой и красивыми формами, и я бредил ею днями и ночами, уносясь в фантазиях на лазурное побережье океана, где ласкал до рассвета игривое девичье тело, покрытое ровным шоколадным загаром и пахнущее лавандовыми духами. Любовь отняла у меня собранность и концентрацию, и второй финал чемпионата мира я с треском проиграл. Проиграл из-за глупых ошибок, которые можно было избежать, если думать о поединке. Разгневанный Тай Джи просверлил сына убийственным взглядом, плюнул, бросил на пол полотенце и покинул зал. Не разговаривал он со мной до чемпионата Восточного полушария. Лишь перед финальным боем отец подошёл ко мне, сел рядом и произнёс слова, впившиеся в мою память на всю жизнь:

   - Если ты собрался проиграть, то лучше не выходи на татами. Сдайся сразу.

Я разозлился, сжимая пальцы в кулак, не сказал отцу ни слова. Хотел доказать всё делом и вышел на бой, готовясь порвать соперника, но проглядел контратаку и полетел на спину. Титул чемпиона Восточного побережья уплыл на другой берег, оставив меня с носом.

   Тай Джи с той поры охладел к моим тренировкам, не обращал внимания, занимаясь с другими борцами, а я, обрадованный внезапно появившейся свободой, целый месяц не приходил в школу, а потом и вовсе отказался от посещения. Защищал кандидатскую работу, гулял с Эллиной и одногруппниками, сидел в кафе и компьютерных салонах, но чего-то не хватало.

   Тогда я стал тренироваться самостоятельно и готовился к чемпионату мира без наставника. В шестнадцать я начинал сначала, с отборочных раундов, пробиваясь к финалу практически с нуля, и перед решающей битвой чувствовал себя выжатым лимоном. Но в этот раз проиграть я не мог. Молил Богов о помощи, успокаивался и выложился до конца, вырвав победу в конце схватки. Когда судья поднял мою руку, оповещая о победе, то я не мог поверить и стоял с ошеломлённым лицом, разыскивая глазами отца. Мы встретились взглядами, и Тай Джи почтительно поклонился мне, отдавая дань заслугам сына. В шестнадцать я стал-таки чемпионом мира. Без наставника, без учителя, но стал.

   После чемпионата мира меня забрали в армию, и на чемпионат Восточного полушария я отправился, будучи рядовым армейского клуба, - в форме, с почётным конвоем в лице охраны и личного тренера. Тренер много орал, размахивал руками, напоминая умалишённого человека, и толку от него было мало, однако я ощущал поддержку со стороны этих чужаков. Они искренне болели за меня и желали победы.

   В армию мы вернулись героями, я со вторым титулом за год, а тренер с почётной грамотой и чеком на пять тысяч. Командир наградил меня внеочередным званием младшего лейтенанта, что для одного месяца службы являлось хорошим достижением. Продолжая службу, я двигался по служебной лестнице и к 1173 году уже командовал десятком бойцов.

   А когда началась война, нас отправили на Западный фронт, где и предстояло сражаться за честь Кинглу. Мы готовились к обороне и кровопролитным боям, но, узнав, кто нам будет противостоять, замерли в оцепенении.

   На Кинглу напали земляне!!!

   Земляне?! Кто это?! Мы не знаем такой расы!

   Позже я узнал, что земляне – это не раса, а люди с другой планеты, прилетевшие из космоса. Вы представляете, из космоса! Воинственные, жестокие и вооружённые скорострельными автоматами, они вторглись на территорию Кинглу и уверенно пошли в сторону столицы, убивая ни в чём неповинных жителей нашей страны. Земляне не жалели нас, клали по сотне в час, и генерал отдал приказ доставать секретное оружие.

   Секретное оружие достали. Враги подкрались к контрольной точке на Западе и заметили невысокую стену. Стена зашаталась, открывая взору тысячи лазерных пушек, и в следующую секунду залп тысячных орудий ударил по землянам.

   Война началась.

   В течение десяти последующих лет мы воевали с коварными пришельцами из другой галактики. Потери имелись как с нашей, так и с их стороны, но людей было больше. Гораздо больше, чем нас. И в один прекрасный день великая страна Кинглу осталась в истории.

   Я и один из моих солдат стояли за пулемётом, круша нападающих землян, стояли из последних сил и понимали, что долго не продержимся: корабли привозили новых землян каждые двадцать минут, и прибывшие сразу же подключались к бою, стреляя в нас миллионами пуль.

   Когда солдата убили, я вспомнил про секретное оружие, вспомнил, что оно оказалось липой, и пожалел, что не я правлю страной. Так, глядишь, и выстояли бы.

   Жаль, что престол не доверяют солдатам.

   Прощай, Кинглу. Я больше не увижу твоих прекрасных зданий и счастливых прохожих на улицах города. Больше ничего не будет. То, что мы строили веками, варвары умудрились разрушить за десять лет.

   Всего лишь десять лет...