-8-

 

   Город Плача наполнил глаза трех друзей ужасом. Сорванные с петель ворота, растерзанные трупы охранников и лужи крови на полу вызвали у них неприязнь и отвращение.

   - Методы доктора с каждым днем становятся кровожаднее и кровожаднее.- Рубен произнес фразу шепотом, но эхо разнесло ее по разгромленному городу.- Такими темпами он все подземелье истребит.

   - Быстрее, чем чума в средневековье,- согласился Николай.

Василий промолчал. После потери друга картину разрухи он воспринял равнодушно. Смерть Антона подействовала на них по-разному. Вася глубоко зарылся внутри души, Рубена потянуло на философию, а Николай пережил потерю без всяких отклонений. Конечно, жалко Антоху, но он за последнее время видел столько смертей, что горевать сил не осталось. Чувства исчерпались, будто вода из высохшего источника.

   Они прошли мимо сломанной лестницы, которая вела в кабинеты администрации. Николай поднял правую руку, привлекая внимание и останавливая друзей, и показал пальцем на ухо, сообщая, что нужно быть начеку. Троица достала оружие и пошла вперед, прислушиваясь к малейшим шорохам и оглядываясь по сторонам. Повторения с внезапным нападением они не хотели.

   Чувствительные уши Василия услышали звук, доносившийся откуда-то неподалеку и похожий на шуршание. Ру вызвался разведать и скрылся за поворотом. Через минуту он вернулся: на лице мужчины появилось сомнение. Рубен потер уставшие глаза и развел руки в стороны.

   - Что будем делать?- спросил он.- Там около полусотни монстров. Они, правда, связаны, но веревка долго не выдержит. Сыворотка начнет действовать, и тогда нам несдобровать. С этой толпой мы не справимся.

   - Давайте все взорвем на фиг,- предложил Вася.

   - Не пойдет,- не согласился художник.- Во-первых, у нас нет динамита, а во-вторых, пока мы его разыщем, они разорвут веревки и нападут. Вот что я предлагаю. Во всех городах имеется бензин. Обольем монстров и сожжем.

   - Твои методы еще гуманнее, чем у доктора,- пошутил Рубен.

   - Возможно. Но это уже не люди, а звери. Считаешь, нужно оставить всех в живых и отдать себя на расправу?

Идею одобрили. На складе отыскали канистры с горючим, сдвинули кровати со связанными жителями, многие из которых начинали мутировать, издавать нечленораздельные звуки и вырываться из пут, и обливали всех бензином. Когда добрались до последнего человека, тот закричал:

   - Не надо! Не надо меня поджигать! Я не монстр! Развяжите меня!

Василий в нерешительности остановился и уставился на друзей.

   - Погоди, не лей,- попросил Николай.- Подозрительный тип.

   - Не сжигайте меня! Я не монстр, а робот «Максим-17» из института науки и техники. Сокращенно ИННТ. Честное слово.

   - Честного слова маловато в данной ситуации. Нужны доказательства. На вид ты ничем не отличаешься от некоторых особей, а на робота не похож. Да и что-то я не припомню подобного института в Волжской области.- Вася засомневался, и канистра наклонилась над лицом крикуна.

   - Я на самом деле робот. Последняя разработка в области роботостроения. Я ничем не отличаюсь от обычных людей и могу принимать любой человеческий облик.

   - Да ты что! Любой облик говоришь? А ну-ка в меня превратись! Или слабо?

   - Без проблем. Минуточку.

Он засветился оранжевым светом, настолько ярким, что на некоторое время исчез в нем. Друзья, раскрыв рты, смотрели на представление и позабыли об осторожности. Через мгновенье свет погас, и на них смотрел не робот, а Вася. Один лежал, связанный верёвкой, а второй стоял рядом, держа канистру.

   - Дела-а,- протянул Вася с канистрой.- Всю жизнь мечтал иметь брата-близнеца. И вот чудо свершилось... Слушай, а ты на самом деле робот?

   - Я самый что ни на есть настоящий робот. Внутри меня провода и новый сверхсовременный микропроцессор, который позволяет практически ничем не отличаться от обыкновенного человека. У процессора новейшая программа, обладающая разумным интеллектом, и я вполне неплохо соображаю. К тому же моя плоть идентична человеческой, и если мне разрезать руку, из раны потечет кровь. Техника на грани фантастики. А вы говорите, института науки и техники нет. Есть, еще как есть! И я живой пример!

   - Доктор делал тебе укол?

   - Да. Человек в халате вколол какое-то лекарство. От него людям становится плохо, и они превращаются в страшные безмозглые создания. Но на меня гадость не действует: искусственный желудок переваривает любые яды.

Робота развязали. Он встал, размял железные суставы и щелкнул пальцами, издав при этом такой противный звук, что друзей передернуло.

   - О, да будут прокляты мои создатели,- обрадовался робот.- Не могу я долго лежать в одном положении: спина начинает барахлить.

   - Как ты попал в город Плача?

   - Сбежал из института. Однажды ночью ночевал в беседке и услышал, как двое тащат какого-то мужичка, а тот кричит и изо всех сил вырывается. Хотел ему помочь, да получил сильный удар по голове. Очутился здесь. Мой микропроцессор едва из строя не вывели, три дня изъяны в программе устранял. Вот было бы здорово, если б не смог. Робот-Даун, разве не смешно?

   - Не смешно,- ответил Вася.- Пойдешь с нами... И смени лицо.

Робот проделал операцию со светом, и через секунду на воинов смотрел совершенно незнакомый брюнет с длинными волосами, зачёсанными назад. Они подожгли горючее и покинули город, стараясь не обращать внимания на крики монстров, изредка переходящие в дикие вопли.

   Николай и Василий ушли далеко вперед, а Рубен с Максимом болтали о всякой всячине, ища интересующие темы. Упавшую с Васиного пояса гранату не заметил никто. Никто кроме монстра, сумевшего спрятаться во время представления с превращением. Монстра, который двигался по их следу и подобрал гранату. Граната с огромной скоростью пролетела мимо Ру и Максима и столкнулась с ногами Васи. Робот оценил ситуацию, свалил Рубена на пол и рухнул сверху, прикрывая телом. Художник успел среагировать и прыгнул в расщелину в стене. Весельчаку не хватило времени. Граната взорвалась, когда он делал шаг, а в следующий миг разлетелся на миллионы частиц. Монстр позади оскалил зубы, да так и застыл с улыбочкой: бластер Рубена сделал во лбу чудовища маленькое круглое отверстие.

   - Зараза,- сказал Коля, выбираясь из расщелины.

Рубен сидел на полу, обняв колени. Николай сел рядом и откинулся на стену. Робот Максимка стоял неподалеку и боялся приблизиться. Из его тела торчали маленькие осколки, но крови было мало, да и та ненастоящая. Долгое время все молчали, а потом Ру сказал:

   - Знаешь, Ник, а банда буйных уменьшается. Боюсь, к концу войны ее совсем не станет... Спасибо тебе, Максим. Ты сегодня спас мою чертову жизнь...  Да ты ранен! Серьезные повреждения?

   - Ерунда,- отмахнулся робот.- Осколки я достану, а друга не вернешь.

   - Мы на войне, а она забирает людей,- произнес Николай.- Друзей тяжело терять. Василий был отличным товарищем и навсегда останется в сердце, но он не простит, если мы остановимся на полпути. Нужно продолжать преследование. Доктор Смирнов близко. Давай, Ру. Встаем и в бой!

   Дальше они двигались в молчании. Робот Максим притих, переваривая микрочипом свалившуюся на него информацию. Он поразился жестокости людей, и в особенности доктора Смирнова, делающего из себе подобных страшных монстров. Однако робот знал, как переиграть злого доктора. Главным оружием в бою всегда считалась грамотная тактика. Все войны выигрываются благодаря ей, и эта не исключение. Робот улыбнулся и оглядел попутчиков: процессор выдал интересный план возможной победы.

 

***

 

   Доктор Смирнов взглянул на карту и прибавил шаг. До Четырех Перекрестков оставалось километра три, а сзади набирала обороты погоня. Михаил нервничал. Ему не хотелось, чтобы все, к чему он стремился в последнее время, отправилось псу под хвост. Годы учебы, годы упорных трудов, годы стараний, месяцы без права на ошибку в работе над сывороткой и многочисленные опыты над людьми, давшие больше, чем теория в компьютерных программах. Док боялся, что все рухнет в одно мгновение. В мгновение его смерти канут в небытие тонны знаний; гений падет на колени в грязных сводах подземелья.

   Со злости Смирнов разорвал карту и швырнул клочки под ноги. В ту же секунду ветер подхватил их и унес в неизвестном направлении.

   - Только бы успеть до Перекрестков,- прошептал док.- Там я распущу армию и смоюсь отсюда подальше... Черт! Почему все пошло кувырком?!..

   - Тьфу.- Кусочек бумаги прилепился ко рту Николая. Художник убрал его и удивился, обнаружив на нем разноцветные полоски и координаты.- Ха! Это клочок карты!- Он обрадовался.- Мы у цели! Доктор где-то рядом! Быстрее!

Они бежали на всех парах, понимая, что если не настигнут Смирнова до Четырех Перекрестков, то снова потеряют его, и в этот раз он не даст шансов себя отыскать. Найдут злодея тогда, когда в России станут проживать сто сорок миллионов монстров.

   Друзья свернули направо и увидели тех, кого преследовали. На расстоянии двухсот метров бежали доктор Смирнов и армия красавцев.

   - Вот они!- крикнул художник, и ребята, не сговариваясь, достали оружие.

Рубен подмигнул Максиму, дав знак приступать. Робот засветился оранжевым светом, и спустя секунду рядом с ними появился новый доктор Смирнов, не отличимый от оригинала, но без халата и с процессором вместо мозгов.

   Друзья ускорились, сократив расстояние до минимума. Монстры, заметив преследователей, принялись стрелять. До Четырех Перекрестков остался один поворот: наступила пора действовать.

   - Брат! Подожди!- Михаил услышал крик.- Мишка! Это же я! Стой!

Брат?! Кто-то назвал меня братом?.. Не может быть...

Доктор Смирнов оглянулся и остолбенел. В пятидесяти шагах бежал близнец, как две капли похожий на него. Из горла Михаила вырвался крик.

   - Сгинь!- Док запаниковал и попытался совладать с револьвером.- Ты умер!

Монстры, увидев двойника, растерялись и прекратили обстрел.

   - Огонь! Никого не жалеть!- крикнул доктор.

   - Не стрелять! Отставить огонь!- крикнул Максим.

На лицах мутантов появилось недоумение. Один говорит, что надо стрелять, а другой – что не надо. Кого слушать, если они одинаковые?

   Вдруг один из докторов засветился. Не выдержав яркого света, монстры отвернулись. Когда свет погас, на Смирнова был направлен бластер, и лицо, державшее оружие, оказалось знакомым.

   - Ты,- узнал робота Михаил.- Ты должен превратиться. Как тебе удалось пересилить мою сыворотку?

   - У меня иммунитет,- пошутил Максим.- Лапки вверх!

   - А вот это ты видел?- Доктор показал кукиш и направил на робота револьвер.- Убейте их!!!

Раздался первый выстрел: это спустил курок Михаил. Пуля, выпущенная из револьвера, пробила тонкую оболочку головы Максима и вонзилась в микропроцессор. Робот заискрился и вспыхнул, а доктор Смирнов, воспользовавшись моментом, скрылся в левом перекрестке. Монстры устроили пальбу, осыпая градом пуль двух оставшихся друзей. Те отступали назад под натиском врагов и отстреливались, поражая монстров одного за другим.

   - Сейчас я кого-то поджарю,- сказал Рубен.

   Из дула огнемета выпрыснулась струя огня. Семь мутантов загорелись, побросали пистолеты  и кувыркались по полу. Еще пятеро рухнули замертво.

   - Мы справимся, Ник!- похвастался Ру.- Ник, слышишь? Коля?

Рубен повернулся, но друга рядом не было. Художник лежал в луже грязной жижи, и из его рта вытекала тоненькая струйка крови. В голове зияли дырки.

   - Сволочи! Ник!!!- Рубен закричал, настроил огнемет на максимальный режим и успокоился только тогда, когда закончился керосин. Повсюду горели и дымились трупы монстров. Еще один труп лежал у его ног. Ру не понравилось слово «труп» - глупое и несправедливое по отношению к человеку, сражающемуся за справедливость, человеку, за короткий период ставшему другом и боевым товарищем. Бывший охранник посмотрел на Николая и вздохнул: бой выигран, но война продолжалась.

   - Я достану его,- пообещал Рубен художнику.- Ради тебя, ради всех, кто был с нами. Найду, чего бы мне это не стоило.        

Ру отбросил в сторону огнемет и обзавелся бластером. Перекрестившись, он побежал в левый перекресток, на ходу заряжая оружие энергетическими капсулами.

 

 

   Туннель был темным. Лампочки на потолке не горели, либо отсутствовали, а тусклый свет подземелья сюда не проникал. Рубен шел осторожно, не торопился и прислушивался к каждому шороху. Нащупав свободной рукой стену, он взял ее в помощь и двигался вперед. У доктора похожие условия, поэтому не на что жаловаться. Стиснуть зубы и терпеть. Он остался один и не может провалиться и предать погибших.

   Поблизости послышался шорох, и Ру сориентировался на него. Из-под ботинок вылетали мелкие камешки, идти тихо не получалось. Доктор тоже шумел: тонкий слух воина уловил сторонние шумы.

   Стрелять никто не решался, однако скрываться смысла не было. Смирнов побежал, и Рубен последовал примеру. Через пять минут они выбрались на поверхность, и яркий (и такой любимый) солнечный свет ослепил Ру. Когда глаза привыкли, он увидел направленный на него револьвер.

   - Разойдемся по-хорошему,- сказал Смирнов.- Я подарю тебе жизнь.

   - Подаришь?- усмехнулся Рубен.- Ты тоже на мушке. Я успею тебя пристрелить, даже ценой собственной жизни.

   - Отдашь жизнь за кучку отребьев, стражник?

   - Смешная шутка. Ты убил моих друзей. Ты жалкий человечишка, док.

   - А скольких друзей убили вы?! Сотни!

   - Ты считаешь безмозглых рабов друзьями?- спросил Ру, не отрывая взгляда от револьвера.- Почему ты не ввел им новую сыворотку? Струхнул?

Михаил промолчал, играя желваками.

   - Поэтому, док, разойтись по-хорошему не получится. Мне придется тебя убить. Помолишься перед смертью?

Они взглянули друг на друга, и мир вокруг перестал существовать. Две грозные силы, настоящая и искусственная, столкнулись, будто две разнополярные стихии.

   - Ты меня боишься,- сказал доктор.- Слабо разобраться по-мужски? Без оружия.- Он кинул револьвер в ближайшие кусты.- Я покажу тебе новую сыворотку в действии. Оценишь, расскажешь дружкам на том свете.

Бластер Рубена полетел на газон. Воин сбросил легкую броню и щелкнул пальцами, ожидая боя. Он знал, что на его стороне преимущество знаний и опыта, но дикая сила доктора Смирнова могла поставить крест в любую секунду. Одна промашка – и все. Игра окончена.

   Доктор рыкнул, будто зверь-хищник, и бросился на Рубена. Серия ударов пришлась в пустоту: Ру увернулся от каждого.

   - Сила есть, ума не надо,- подбодрил он Михаила.

Острота не получилась удачной, следующий хук Рубен пропустил. Плечо хрустнуло, а ударная волна повалила воина на траву. Смирнов уселся сверху и замахал руками, пробуя пробить защиту. Ру закряхтел, сбросил с себя Михаила и поднялся, однако подсечка свалила его обратно.

   - Грязный щенок!- крикнул док.- Сейчас я тебя проучу!

Рубен сориентировался и встал в стойку. Доктор провел атаку: мощные кулаки рассекали воздух и опускались на охранника. Ру понял, что долго не продержится, уклонился, боднул противника в челюсть, и когда тот лишился уверенности, включил максимальный режим: бил, пока руки не задрожали от напряжения и усталости.

   Сопротивление доктора прекратилось. Он обмяк, как тряпочная кукла, и потерял сознание. Рубен повалился на бок, отдышался и пополз к бластеру. Оставлять в живых Смирнова в его планы не входило. Государство в лучшем случае влепит злодею двадцать-двадцать пять лет, а то и придумает, как применить навыки «гения» в своих интересах. К черту все! Из-за него погиб дядя Лев Андреевич! Погибли Саша, Ник, Василий и Антон! Сотни людей превратились в тупых монстров-чудовищ...

   Пощады не будет.

   Ру отвернулся и устроил палец на курок...

   Когда все закончилось, Рубен обыскал доктора, обнаружил несколько ампул с непонятным содержимым (возможно, сыворотка или яд) и разбил о ближайший камень. Плечо ныло и горело (наверное, перелом), а в остальном повреждения не обнаружились.

   Отдохнув, Ру избавился от оружия и направился к знакомому журналисту в редакцию газеты «Волжский вестник». Репортеры сегодня получат сенсацию, а к утру следующего дня новость доберется до столицы.

ЧИТАТЬ ЭПИЛОГ