-5-

 

   Утро выдалось солнечным. Свет проникал через коричневые жалюзи, освещая лицо Михаила. Доктор спал, раскрыв рот, и капал слюной на грудь. Полоска света поднялась с носа на глаза и разбудила Смирнова. Тот проснулся, спрятался от лучей и лежал, разглядывая потолок. Вспоминались события прошлого дня, они мелькали в памяти, всплывали фрагментами. Док помнил, что бросил армию монстров ради собственного спасения, но не чувствовал угрызений совести. Все: и он, и Алексей Юрьевич, и чиновник Павлов приложили руки к поражению. Да и старая сыворотка ему не нравилась, Смирнов решил усовершенствовать новую, опробованную на избранных узниках города Сильных. Из формулы нужно всего лишь устранить маленький дефект и добавить сверхлюдям покорности. После этого доктора никто не сможет победить, ни одна армия в мире не справится с мощью его созданий.

   Михаил позавтракал и спустился в лабораторию, к которой за время опытов успел привыкнуть и полюбить. Включил компьютер, загрузил программу, углубился в работу и позабыл про время. А пока оно текло, и док колдовал над формулами, сверяя по десятку раз разноцветные молекулы, его искали четверо друзей, дабы навсегда стереть из любых справочников – города, страны и мира...

   Из колонок доносилась негромкая музыка. Николай и Рубен сидели впереди, а Василий с Антоном устроились на заднем сиденье. Ру держал на коленях карту Волжска и искал улицу генерала Николаева. Навигатора в машине художника никогда не было, а когда выехали за город, мобильная связь пропала, а с ней и доступ в Интернет.

   - Чёртов генерал!- злился Рубен, вертя карту.- Угораздило же назвать улицу его именем! Полчаса ищу, ни одной похожей в радиусе двадцати километров.

   - Найдём,- успокоил друга Василий.- Водила на станции сказал, что, скорее всего, в частном секторе, значит, там. Они тут все уголки знают.

   - Скорее всего – не показатель уверенности.

Друзья заспорили, даже тихоня Антон отстаивал мнение Весельчака, и только Коля не принимал участие в полемике. Он проезжал по этой дороге год или два назад и знал, что где-то должен находиться неприметный съезд к поселку Саблино и решил, что это единственный поворот, дальше только федеральная трасса. Прибавив музыку на приемнике, художник задумался о несправедливости. Почему его, среднестатистического мужчину, принимающего за воротник не более других (с Витьком точно не сравнить), упекли в подземелье, будто заправского алкоголика, и заставили вкалывать наравне с настоящими отбросами. Почему в городе Сильных появлялись адекватные люди, которых язык не поворачивался назвать «низкими», и как вообще можно сравнивать слабых личностей, имеющих склонность к выпивке или наркотикам, и убийц наподобие Марата Мамонта, не боящегося ни Бога, ни черта... Вопросы, вопросы. Доктор забрал многих, а главная его жертва – Аля. Этого ему Николай не простит. Унижения в подземелье – смог бы, а смерть жены – никогда. Теперь Смирнов Колин должник: кровь за кровь.

   За окном мелькали зелёные деревья. Кое-где росли сосны-гиганты, которые казались на фоне остальных огромными. По радио пела песню «Берёзы» группа «Любэ». Николай всегда поражался великолепным красотам Волжска и его окрестностей, а тут загляделся: прозрачное голубое небо, изумрудная трава, покрытая прохладной росой по утрам, чистый воздух. Хорошо устраивать пикничок со своей семьёй. Если она у тебя имеется... Аля любила пикники. Часто они спонтанно собирали корзинку продуктов или закупались в ближайшем магазине и располагались на природе. Стелили одеяло, любили друг друга, разводили костер, жарили на палочках сосиски и встречали закат.

   Художник прибавил скорость, и вскоре отыскал поворот. Через километр им встретилась табличка с надписью: «Саблино. Посёлок частного типа». Показались холеные коттеджи, окружённые двухметровыми заборами. Рубен цокнул, обозвав обладателей домов буржуями.

   - Спокойно, Ру, не нервничай,- сказал Василий.- Ник, какой номер дома?

   - Двадцать пятый,- отозвался Николай.- Скорее всего, тот, который отдельно от всех стоит. Идеальное место для преступника.

   - Доктора бы в подземку в качестве узника, он подходящий кандидат.

Машина остановилась, и друзья вышли наружу. В поселке царила странная тишина, и двадцать пятый дом напоминал притаившегося маньяка: от него исходила странная и ужасающая аура.

   - Нам не страшен серый волк,- спел Рубен.- А ну-ка, парни, подсадите меня, я гляну, что там за забором.

Антон и Василий соорудили из рук ступеньку, Ру встал, зацепился за забор и подтянулся. Ничего особенного не приметил: ухоженный газон, в окнах первого этажа видны мебель и техника, в окнах второго – картины. Никакого намека на лабораторию. Он разжал кисти и спрыгнул на землю.

   - Вроде все сходится. Адрес правильный, дом подозрительный, а лабораторией и не пахнет. Зайдем и проверим?

   - Подождем, пока стемнеет,- решил Николай.- Не стоит привлекать лишнего внимания. Под покровом ночи спокойнее.

   Когда в поселок въехала машина, и из нее выбрались четверо знакомых, доктор Смирнов напрягся. Доработка сыворотки застопорилась, однако он понимал, в каком направлении двигаться, но гости могли порушить дальнейшие планы. Док оторвался от программы и следил за передвижениями компании, испугался, увидев над забором голову охранника Рубена, и в панике начал искать карту памяти, чтобы перенести данные и ретироваться. Но голова исчезла, четверка вернулась к автомобилю и уехала. Значит, время есть. Либо они вернутся с наступлением ночи (это отличный вариант), либо не догадались, что лаборатория находится в подвале (этот вариант превосходный). Ему нужен час-другой, не более.

   Смирнов засвистел мотив «Таких не берут в космонавты» и успокоился. Мозг сосредоточенно работал в поисках истины: Смирнов напоминал себе гениального чемпиона мира по шахматам, разыгрывающего партию в решающем поединке по своим правилам. Ошибаться нельзя, пешки и значимые фигуры потеряны, остались ферзь и король, но шансы на победу есть, поэтому отступать некуда. Доктор предложил компьютеру вариант, разноцветные клетки на экране смешались и соединились в одну – серого цвета. Формула была найдена. Смирнов откинулся на стуле и поднял руки.

   Подождав несколько минут, он сделал то, чего желал больше всего на свете. Вколол шприц с сывороткой, которую получили избранные узники, и о которой он умолчал перед руководством. Профессиональным движением руки воткнул иглу в мышцу и выпустил лекарство. Сыворотка расползлась по организму. Док чувствовал, как тело борется с чужеродными клетками, дождался момента начала обмена, сполз под стол, не в силах контролировать судороги и боль, и вздохнул свободно, когда немного отпустило. Он лежал на холодном полу лаборатории и думал, что, как и многие доктора, добившиеся значимых успехов, опробовал созданное на себе.

   - Ощущаю себя животным,- сказал Смирнов вслух.- Только умным и умеющим разговаривать. Такие дела.

Поднявшись, Михаил уложил новые сыворотки в чемоданчик, переоделся в чистую одежду и прошел на кухню. По его расчетам гости (если надумают вернуться) пожалуют к полуночи, соответственно он приготовит им горячий прием. В прямом и переносном смысле слова. Он нажал кнопку на таймере взрывного устройства и улыбнулся.

   Лампочка весело подмигивала желтым цветом.

   Доктор покинул шикарный особняк, неизвестно кому принадлежавший, и отправился по делам. Перед очередным походом в подземелье у него осталось несколько нерешенных вопросов.

 

***

 

   Поселок накрывало темным покрывалом ночи, когда четверка друзей вернулась к лаборатории. Чтобы не вызывать подозрений, художник припарковал машину сразу за поворотом, дальше они шли пешком, прячась среди деревьев. В Саблино было также безлюдно, как и днем. Подойдя к двадцать пятому дому, Василий и Антон сложили руки, собираясь подсадить Рубена, но тот дернул дверь и обнаружил вход незапертым. Все удивились, потоптались на месте и последовали за Ру. У двери, ведущей в дом, они остановились и переглянулись. Антон остался прикрывать тыл, остальные по сигналу Рубена вошли внутрь. Густой полумрак неприветливо встретил их, а тишина вызывала подозрение. Николай шагнул вперед, и в следующий миг повсюду включился свет.

   - Добро пожаловать,- произнес механический голос.

   - Твою налево!- вырвалось у Василия.- Мы тут, понимаешь, в Джеймса Бонда играем, тишину создаем. Док, выходи!

   - Разделимся и осмотрим дом,- сказал Николай.- По своим не стрелять.

   - Отличная идея!- поддержал Василий.- Так нас хоть по одному поубивают.

Они разделились. Василий свернул направо, Николай – налево, Рубен пошёл прямо, а Антон – по лестнице наверх.

   Ру проверял кухню. Хорошая кухонька, ухоженная. Полы блестят, будто их только помыли, на полках идеальный порядок. И даже таймер есть. Совсем как у него дома. Чистота и порядок... Он осёкся, не докончив мысль. Таймер. Странный таймер, если приглядеться.

...01:45, 01:44, 01:43...

О, чёрт!!!

...01:42, 01:41, 01:40...

Бомба!- пронеслось у него в голове.

...01:39, 01:38, 01:37...

   - Бомба!!!- закричал он, забыв про осторожность.- В доме бомба!!!- Он выбежал в холл.- Бомба!!! Быстрее отсюда!!!

Послышался торопливый топот, и Ру, никого не дожидаясь, едва не сорвал входную дверь с петель. Друзья торопились следом.

...00:30, 00:29, 00:28...

Только бы успеть отбежать подальше. На приличное расстояние, чтобы не зацепило осколками...

...00:12, 00:11, 00:10...

...и не разворотило кишки. Только бы успе...

Раздался взрыв. Друзья бросились на землю и закрыли голову руками. Чья-то машина, возможно доктора или его сообщников, взлетела в воздух и с громким скрежетом рухнула обратно. В доме ещё раз бахнуло, и особняк разлетелся на большие куски, осыпав все вокруг горящими обломками. Уши заложило, и некоторое время никто не слышал происходящего вокруг. В окнах соседей появились испуганные лица, особо бесстрашные появились на улице. Николай сел, схватился за виски, но звон внутри постепенно проходил, и он начал различать звуки. Махнув с досады рукой, художник улегся в траву. Рука сама потянулась к пачке сигарет, лежащей про запас: он бросил курить два года назад, однако в экстренных ситуациях (а сейчас вряд ли можно отнести происходящее к другой категории) позволял посмолить сигаретку-другую. Коля чиркнул зажигалкой и затянулся. Все были на грани смерти... В который раз за последние месяцы? Старуха с косой постоянно находится поблизости и в любой момент готова обрушить металл на беззащитные шеи.

   - Ничего себе за хлебушком сходил,- вспомнил Рубен сюжет с «Ералаша».- Чуть на тот свет не пожаловал... Вроде не планировал, а вон оно как. Надо было днем идти, улизнул доктор!

Останки дома пылали огнем, черный дым коптил небо. Четверка лежала, не находя сил подняться. Нужно было сваливать, и чем быстрее, тем лучше: наверняка зеваки вызвали и пожарных, и полицию.

   - Что-нибудь успели найти?- спросил Николай у ребят.- Хотя бы маленькую зацепку?

   - Нет,- ответил Рубен.- Кроме бомбы ничего.

   - Прости, друг, аналогично,- сказал Василий.

Художник посмотрел на Антона, в отличие от них спокойного и собранного. Тот молча достал из-за пазухи тетрадку, завернутую в целлофановую обложку, и передал Николаю. Коля принял находку, пролистал, подтверждая догадку, и спрятал от посторонних глаз. Вдалеке послышались сирены, и поступило предложение линять, пока не поздно. Торчать на пепелище, рискуя быть пойманным за хвост, никто не хотел.

 

 

   Николай сделал двухэтажный бутерброд и не поленился сварить большую чашку кофе. Хотелось спать, но он должен покопаться в записях доктора и найти истину. «Истина где-то рядом», вспомнилась цитата из сериала «Секретные материалы».

 

Дневник Михаила Смирнова

начат 27 октября 2014 года

 

Такая запись открывала дневник свихнувшегося психопата. Почерк у доктора ровный, почти каллиграфический. У многих психически нездоровых людей такой почерк.

 

«27 октября 2014 года. Сегодня я решил завести дневник. Возможно, в другой раз я вряд ли бы это сделал, но сегодня произошло событие, которое перевернуло все с ног на голову. Готов съесть диссертацию, если это не так. Полгода назад я отправлял в Москву на конкурс докторскую работу «Взаимодействие клеток животных в десяти опытах». Ответа не ждал, но он как ни странно пришел. Пришел сегодня утром в большом конверте, в котором лежали чек на солидную сумму и важная бумага, подтверждающая мою высокую квалификацию. После этого ответа любые дороги в медицине теперь открыты. Вот уж Павлов захлебнется от зависти, неуч недоделанный. А я открою бутылочку коньяка, нарежу лимона и отмечу».

 

«1 апреля 2015 года. Сегодня первое апреля – день Смеха. Но мне совершенно не до этого, потому что утром состоялось открытие моей личной больницы: я все-таки нашёл, куда вложить финансы. Я рад этому событию. Полгода я проработал во Второй городской, но с самого начала знал, что надолго не задержусь. 30 октября прошлого года был заложен фундамент больницы имени доктора Смирнова, а сейчас это целое здание, в котором будут работать сотни людей. Дел все эти дни невпроворот, некогда даже сесть и написать пару строчек. Сил хватало только на то, чтобы прийти, поужинать и лечь спать. Зато теперь с гордостью могу сказать, что больница построена, и это не розыгрыш. Жизнь продолжается».

 

Продолжается. Но это ненадолго. Потому что скоро мы до тебя доберёмся. Рано или поздно этот счастливый день наступит.

 

«2 июня 2015 года. Днем в кабинет завалился Павлов и предложил участвовать в проекте «ПГ», в основу которого ляжет часть моей работы по взаимодействию клеток. Об отказе речь естественно не шла, поэтому пришлось согласиться. Деньги – не самый важный фактор, главное –интересные опыты, которыми я займусь. В-общем, грех отказываться. Такое по два раза не предлагают».

 

«3 июня 2015 года. Лаборатория, где предстоит работать – моя лаборатория. Ее немного переустроили и отремонтировали, добавив новое оборудование и понатыкав повсюду камеры. Получилось здорово, по высшему классу: смело можно ставить твердую пятерку. Со мной будут трудиться несколько лаборантов. Одного, Ивана я взял с больницы. Отличный специалист. Завтра приступаем к работе».

 

«10 июня 2015 года. Еще один счастливый день в моей жизни. Я наконец-то сделал программу по взаимодействию клеток, и все процессы в ней проходят идеально, но это потому, что клетки взяты идеальные, а в природе так не бывает: обязательно существует какой-нибудь недостаток. Павлов требует результатов, но мне хочется доработать программу – она сыроватая».

 

«14 июня 2015 года. Сегодня пришлось все рассказать. В лабораторию явилась целая делегация: Алексей Юрьевич, Андрей Данилович и Денис Яковлевич Жданов, мэр нашего города. Оказывается и он замешан в этом грязном деле. Программа им понравилась, и они посоветовали начинать опыты. Я поколебался, но больше для виду. Отказываться не положено».

 

«16 июня 2015 года. Проведен первый опыт по внедрению клеток животного в человеческий организм, результаты плачевные. Пациент, бывший афганец Савелий Макаров скончался через десять минут после того, как сыворотка начала действовать. Буду искать ошибки, их наверняка немало».

 

«16 июля 2015 года. Прошел месяц с тех пор, как я последний раз садился за дневник. За это время произошло столько отвратительных событий, что и не хочется о них вспоминать. Все они ножом режут по сердцу. Сначала лаборатория лишилась Ивана. Он залез в компьютер, хотя я и ставил пароль, и увидел проект «ПГ». Испугавшись, сбежал, а вечером его нашли с простреленной головой. Я знаю, чьих рук преступление, но милиции ничего не сказал: хочется пожить и доделать опыты. Боясь повторить ошибку, я нанял молоденькую лаборантку Алю и рассказал ей обо всем, чем мы занимаемся. Но девчушка оказалась неробкого десятка и попыталась продать информацию о проекте «ПГ» за сумму в пятнадцать паршивых тысяч евро, за что получила наказание. Смех, какая глупость. Эта информация стоит миллионы. Я ввел тройную дозу сыворотки, но не хотел, чтобы она мучилась, и оставил капсулы цианистого калия. Она съела убийственную порцию и отправилась на небеса. Мне жаль. Я ее любил всем сердцем, но она предала, а предательство не прощается.

   Вскоре я вернулся к опытам и вколол сыворотку восьмидесяти шести обитателям подземного города, но всем им было суждено погибнуть от рук силачей, которым я досталась особая сыворотка, не поражающая клетки мозга. Я видел их в бою: они дрались беспощадно и разумно. Мои монстры потерпели поражение, но я победил. Новая сыворотка великолепна. Она поможет в создании новой армии, армии настоящих суперлюдей, сильных, ловких и умных одновременно. Сначала мы завоюем Волжск и всю область, а потом пойдём дальше: Россия и остальные страны лягут к ногам. Миром станет править доктор Михаил Андреевич Смирнов.

   Сегодня я опробовал сыворотку на себе. Она абсолютно безвредная. А сейчас пора закругляться и возвращаться в подземелье».

 

Николай закрыл тетрадь и, борясь с желанием порвать ее на клочки, убрал в ящик стола. Улика важная, может и пригодится, если доктора удастся прижучить. Художник забарабанил пальцами по ткани дивана. Пазлы сложились в единую картину, и теперь многие вопросы не требовали ответов. Сложно осознавать, что они – реальные подопытные кролики, на которых протестировали бета-версию сыворотки с клетками животных, и каждый обладает силой и мощью киногероя из боевиков девяностых. Смешно. Зачем Коле все это? Мышцы, выносливость, быстрые ноги? Для чего? Он человек творчества, любитель пейзажей и абстрактных картин. Как держать кисточку, если при небольшом усилии стальные пальцы ее ломают?

   Николай набрал на мобильнике номер Рубена. Доктор свихнулся, и его необходимо обезвредить. Немедленно.

   - Рубен, это Коля. Я прочитал дневник доктора. Он навострил лыжи в подземку. Звони Весельчаку и Угрюму, пора выдвигаться.

   - Только не туда,- ответил Ру.- Ненавижу подземелье.

   - Никто его не любит. Встречаемся через час в условленном месте.

   - Принято.

ЧИТАТЬ СЛЕДУЮЩУЮ ГЛАВУ