-4-

 

   От взрыва задрожали самые прочные балки подземелья. Друзья увидели, как десяток монстров рухнул замертво, но и после потери количество врагов поражало. Они ворвались в город Теней и без раздумий бросились в пекло.

   Николай первым повел отряд в бой, вклинившись в толпу чудовищ. Краем глаза он заметил, что среди синих морд встречались и человекообразные, однако вели себя словно настоящие звери. Рычали, накидывались на соперника, ломали чужие кости, шеи и хребты, откусывали носы и уши, ругались и затевали склоки между собратьями. Ребята сначала дрогнули, но художник сохранял спокойствие и вырубал особо зарвавшихся личностей. Руки, не державшие за всю жизнь ничего, тяжелее кисточки, не ощущали усталости и сокрушали безжалостно. Коля не знал, что за лекарство ввел доктор Смирнов, но видел превосходство перед «синими»: они отлетали от него, как горох от стены, падали и наваливались толпой, лишались зубов от легкого толчка и дарили жизнь, если Трушкин делал усилие. Монстры побросали ненужное оружие и решили нейтрализовать художника, но его вскоре окружили трое друзей: четверка беглецов объединилась и сбрасывала накопившийся адреналин. Страх исчез, организм, вырабатывающий тонны энергетической мощности, позволял выкладываться на двести процентов, и чудовища, казавшиеся сильными и бесстрашными, на деле оказались хрупкими и запаниковали.

   Доктор наблюдал за троицей и отметил уникальность новой сыворотки. Он осознал, что совершил в науке солидный рывок, предвидел успех и, не теряя времени, побежал в сторону города Сильных, бросив армию на произвол судьбы. Его не волновало, что без руководителя создания погибнут, а те, увлеченные кровопролитной бойней, не заметили исчезновения Смирнова. А когда пропажа обнаружилась, ряды «синих» заволновались и попали под смерч.

   - Последняя!- крикнул художник.- Дожимаем, ребятушки!!!

Ребятушки дожимали. Вооружившись длинными ножами, они гнали монстров в тоннель. Чудовища сдались и бежали, но ни один из них не добрался до ближайшей развилки: раненых добивал отряд Рубена.

   Бой выиграли. Неожиданная победа далась жителям города Теней большими потерями, и друзья мысленно благодарили их за бесстрашие: не каждый человек смог бы противостоять «синим». Некоторое время все стояли и молчали, отходя от шока, но потом прорвало. Послышались радостные возгласы, крики «Ура», победители зашумели и праздновали поражение зла.

   - Чему вы радуетесь?- спросил Рубен, взобравшись на возвышение.- Зло может быть на свободе. Нужно найти тела доктора и диктатора. Если они живы, то мы проиграли. С помощью сыворотки они создадут тысячи монстров!!! Давайте искать.

Настроение испортилось. Ворча, горожане ворошили трупы и сверялись с приметами, озвученными Ру, но из бандитов обнаружился только обгоревший после взрыва Алексей Юрьевич.

   - Допрыгался, кузнечик,- съязвил Николай.- А доктора не обнаружили.

   - Плохие новости. Это теперь никогда не закончится. Доктор – это основа, его надо нейтрализовать, иначе дел натворит, не разгребем.

   - Скорее всего, он выйдет наружу,- предположил Рубен.- Нужно отыскать его дом, проследить, где база, и ликвидировать.

   - А что с людьми? Они не должны рассказывать о случившемся, пока мы не поставим точку.

   - Армию лучше распустить,- сказал Василий.- Люди натерпелись на всю оставшуюся жизнь. А про болтовню можешь не переживать. Кто поверит в сказку про подземный город, рассказанную алкоголиком или наркоманом? Вот и я думаю, что никто.

   - В принципе да.- Николай улыбнулся, снимая напряжение.- Здесь я предлагаю убраться. Вячеслав Георгиевич,- обратился он к диктатору.- Где можно развести костер, чтобы избавиться от трупов?

   - В городе есть печь, мы готовили в ней обеды... Вряд ли она еще пригодится... Можно в ней. Возьмем бензин и справимся.

Диктатор попросил седовласого мужчину помочь друзьям и удалился в кабинет. На площади шумели, разжигая дрова, а Вячеслав Георгиевич достал из сейфа бутылку коньяка, лимон и сел за стол. Налил половину стакана, выпил, закусил долькой цитруса и закурил. Весть о смерти лучшего друга Льва Андреевича, который пригласил его в проект «подземный город», представив как кандидата медицинских наук и профессора психологии, выбила из колеи больше, чем новость о монстрах из уст Рубена. Он узнал Левиного племянника, хотя не видел парня лет пять-шесть, и поначалу посчитал сообщение о бунте в городе Сильных бредом, а информацию о монстрах – шуткой, но перед ним стоял не чужак, а родственник друга, и Вячеслав решил присмотреться. За гостями наблюдал снайпер с вышки, получивший приказ открывать огонь, если кто-то решит пострелять, но пришедшие вели себя мирно и просили поверить.

   Диктатор набрал Льва Андреевича по внутренней связи. Они не созванивались около месяца, занятые проблемами, постоянным приемом новых жителей и воспитанием, а теперь друг не отвечал. Гудки шли: длинные, протяжные, между ними тянулась вечность, но абонент на том конце отсутствовал.  

   - Все кончено,- сказал вслух Вячеслав Георгиевич.- Проект лопнул, как мыльный пузырь... Эх, Лева-Лева, зачем мы на старость лет сюда сунулись?..

 

***

 

   Доктор Смирнов бежал по грязной жиже. Куски грязи разбрасывались в разные стороны, пачкая стены и белый халат, превратившийся в половую тряпку и напоминающий накидку мышиного цвета. Михаил не останавливался и не оглядывался, боясь заметить преследователей, и стремился попасть к ближайшему выходу. Чем быстрее, тем лучше. Док, вдохновленный эффектом усовершенствованной сыворотки, жаждал провести новые опыты.

   Выход отыскался спустя пять-шесть часов. Замаскированная дверь вела в тоннель, ведущий за окраины Волжска. Покинув подземелье и оказавшись снаружи, Михаил избавился от халата, поймал попутку и доехал до лаборатории. Лаборанты не появлялись на работе, ссылаясь на различные причины, и доктор всех уволил, решив справляться с проблемами сам. Сыворотка готова, лишние люди ни к чему.

   Смирнов заперся, проверил замки на прочность и только тогда успокоился. В голове гудели отголоски битвы, и чтобы заглушить их, Михаил открыл бутылку виски, нарезал лимона и с нескрываемым удовольствием, пригубив алкоголя, уселся в кресло. Сегодня он был свидетелем кровопролитной бойни, в которой победу одержала сила, созданная злым гением: доктор вспоминал, с какой легкостью бывшие узники сокрушали врагов – налево, направо, будто в американском боевике. Двадцать-тридцать таких бойцов (поглупее, поздоровее, да послушнее), и Михаил может навести шороху в Волжске. Главное, приручить их и научить подчинению.

   Смех распирал Смирнова, и он, не удержавшись, захохотал. Пил виски, закусывал лимоном и закатывался в истерике...

 

   - Сожгли, сволочи,- сказал Николай.- Не похороним ребят.

На месте трупов Витька и Саши красовались горстки пепла.

   - Кремация – тоже своеобразный ритуал, в некоторых странах умерших сжигают, а прах разбрасывают в воздухе или скидывают в воду,- ответил Рубен.- Одно дело за нас сделали, осталось найти доктора. И знаете, есть у меня одна идейка. Помните, на складе в городе Сильных мы видели какие-то бумаги? Может там удастся что-нибудь разузнать?

   - Дельная идейка, Ру,- согласился Веселый.- Сколько до города осталось?

   - Ускоримся, доберемся быстро.

Они ускорились. Включили организмы на полную мощность и побежали, перекрывая множество легкоатлетических рекордов. Ветер шумел в ушах, ноги наматывали километры, но усталости не ощущалось.

   Город Сильных, где когда-то кипела бурная жизнь, выглядел серым и пустым, словно его лишили важного элемента, частички, без которой все превращается в ничто.

   Первым делом осмотрели кабинет Алексея Юрьевича (Рубен увидел в стекле шкафа фото Льва Андреевича и забрал себе), но кроме бесполезных счетов-расходов ничего не нашли. Жесткий диск компьютера предварительно очистили. В комнате охранников ситуация повторилась, а «то, что нужно» Веселый обнаружил на складе: личные дела сотрудников и горожан пылились на полках.

   - Повезло, так повезло.- Василий продемонстрировал адрес доктора Смирнова и загородной лаборатории.- Хлопец будет пойман и наказан.

   - Это цветочки, а вот ягодки.- Рубен положил на стол план подземной системы.- Посмотрите, сколько тут городов! Вся Волжская область!

Друзья склонились над картой и покачали головами: масштабы увиденного поражали, сеть растянулась на десятки точек, где собирали «отбросов общества» под видом исправительной системы. Становилось ясно, куда доктор мог направиться в дальнейшем для совершения злодеяний.

   - Наверное, это малая часть, что известна данной карте. Скорее всего, в каждой области России есть подземелья. Куда двинет Смирнов, одному Богу известно,- рассуждал Рубен.- Я бы на его месте не задерживался. Вот ближайший выход из Города Сильных.- Он указал на желтую точку.- Кстати, в десяти метрах от главного входа. Смешно, правда?

Никто не улыбнулся: лица остальных выглядели суровыми. Николай предложил выдвигаться и получил единогласную поддержку. Покинув место обитания, где прошли тяжелые дни заточения, они сверились с картой, ощупали стену, щелкнули едва заметным выключателем, и часть бетона отодвинулась в сторону, образуя проход размером в одного человека.

   На волжском небе светило ярко-оранжевое солнце, одаряя путников приятным теплом. Теплом, которого так давно не ощущала уставшая от полумрака и люминесцентных ламп кожа. Не выдержав, мужчины скинули с себя липкую, пропитанную потом одежду, легкую броню и легли на траву. Блаженство расползлось по телу, придавая расслабление и небольшую леность. Друзья радовались простым вещам: синему небу, свету солнца. Лежали молча, позабыв, что важная задача по поиску убийцы не решена.

   Спустя пять минут все встали на ноги, натянули одежду и двинулись по тропинке. Единственным желанием осталось добраться до дома, принять горячую ароматизированную ванну, чтобы избавиться от дурного запаха подземелья, лечь в чистую кровать и забыться беспамятным сном.

   Так и сделали. Вымотавшись до изнеможения, Николай и компания отказались от затеи отправиться на поиски доктора немедленно. Договорившись встретиться на главной площади Волжска, они разошлись.

   Художник поправил автомат, спрятанный в чехол, и ступил на землю. Он узнал улицы, где находился, составил мысленно маршрут и задумался об Але. Представил, как обнимет жену, уткнет нос в рыжую макушку и осыплет лицо и шею поцелуями.

   Дом, где они жили, остался на месте. Войдя в холодный подъезд, Николай поднялся по лестнице и отворил дверь ключом. Художник помнил, где лежал запасной ключик от уютного семейного гнездышка. В нос ударил тяжелый запах пыли и затхлости, и сей факт насторожил мужчину. Аля была хорошей хозяйкой, убиралась и готовила каждый вечер, квартира блестела от чистоты. Что-то случилось, подумал Николай. Что-то плохое.

   Он прошел внутрь. Автомат отправился в угол, броня – в шифоньер, грязная одежда – в мешок для стирки. Художник надел тапочки, прогулялся по залу, рассматривая вещи: фотографии жены, непроданные картины, не приглянувшиеся покупателям, Алины поделки из бумаги – оригами. В каждой вещице чувствовалось родное, позабытое за месяцы заточения в подземелье.

   Николай убрался, принял душ и сел около стационарного телефона. Им давно никто не пользовался, в эпоху мобильных устройств аппарат казался вымершим динозавром, но мама Али любила набрать вечерком дочке и потрещать полчасика о женских секретах. Художник потянулся к трубке, но передумал. Сомнение пронеслось в мыслях, какая-то неведомая паника зарождалась в сердце... Нет, нет, прочь дурное, оно имеет свойство материализоваться... Он пересилил себя и набрал номер Антонины Ивановны.

   - Я вас слушаю,- ответила тихим голосом Алина мама.

   - Антонина Ивановна, день добрый. Это Коля. Алевтина не у вас?

Женщина всхлипнула и заплакала. Ниточка, за которую держался художник, оборвалась. Душа разбилась, словно хрустальная ваза. Вдребезги.

   - Али больше нет. Она умерла... На Майском похоронили...

Умерла... Похоронили... Николай бросил трубку на рычаг, закрыл лицо руками и закричал. Из глаз потекли слезы, оставляя за собой мокрые дорожки на щеках, и прятались в бороде. Мужчина вскочил и бил кулаками все, что попадалось под руки, а когда запал остыл, набрал номер тещи и расспросил об обстоятельствах гибели. Выяснилось, что жена устроилась на новую работу в лабораторию доктора Смирнова и умерла при загадочных обстоятельствах.

   - Сказали, что автобус, который вез сотрудников, попал в аварию, но я не верю в это, Коля,- сказала Антонина Ивановна.- Они скрывают от нас истинную причину смерти. Что-то там нечисто... Аля диктовала мне адрес этой конторки, запишешь?..

   Мотор старенькой «девятки» завелся, словно не было долгих дней, проведенных без дела в гараже. Прохладный ветерок трепал длинную шевелюру художника на протяжении всего пути, влетал в окошко и разгуливал по салону, как соловей-разбойник, а на кладбище показал истинную мощь, бушевал и давал гостю прикурить: Николай едва держался на ногах, ища могилу жены среди памятников и покосившихся крестов.

   Радостное лицо взглянуло на него с мрамора. Художник остановился, присел на лавку около оградки, положил руки на колени и стал раскачиваться взад-вперед. Он всегда так успокаивался, изображая маятник. Ветер по-прежнему издевался, но Николай, не отрываясь, смотрел на фотографию любимой, шептал слова извинения и обещания расправиться с доктором, причинившем столько бед невинным людям.

   Аля молчала и ничего не отвечала.

 

   К оговоренному времени, к удивлению Николая, трое воинов подземного города Сильных находились у памятника Ленину. Ленин указывал рукой в светлое будущее. Лица друзей сверкали выбритыми подбородками и излучали уверенность, отражая лучи восходящего солнца. Антон слушал музыку в наушниках, а Рубен с Василием о чем-то разговаривали. Сам художник выглядел помятым и заросшим: первая ночь после возвращения далась тяжело и нервно. Он поздоровался и сел рядом.

   - Есть адрес лаборатории, где по идее должен находиться Смирнов,- сообщил он ребятам.- Дома его нет.

   - Откуда уверенность?- спросил Рубен.- Надо проверить.

   - Проверил уже. Заглянул в гости вчера. Пришлось, правда, с крыши лезть, зато убедился, что квартира пустая. Встретил бы – убил на месте, он умудрился втянуть в свои делишки мою жену.

   - Жену?- удивились все.- Как такое возможно?

   - Она – лаборант. Работала в больнице частной, а потом, когда меня в подземелье заперли, перевелась к нему. Две недели назад Аля погибла. Официально – в аварии, неофициально – от рук доктора... Поэтому я расшибусь, но отыщу его. Чего бы мне это не стоило.

   - Соболезную, брат. Мы готовы тебе помочь,- сказал Василий.

   - Где вы спрятали оружие?

   - В тайнике на Белобородова. Два квартала отсюда.

   - Выдвигаемся. Следующая остановка – улица генерала Николаева.

ЧИТАТЬ СЛЕДУЮЩУЮ ГЛАВУ