-2-

 

   Охранник прикатил на тележке завтрак: горячую тюремную похлебку, несколько кусочков хлеба и кипяток. Остановившись у двери, он просунул поднос в окошко и поздоровался с парнями. Друзья услышали голос Рубена и поприветствовали в ответ. Старина Ру был единственным стражником, кто относился с уважением к четверке и получал взамен хорошее отношение. Поначалу многие считали Рубена злым и вредным, но путали это с требовательностью и жесткостью: человек, ценящий работу, не позволял себе расслабляться и порой перегибал палку, как в случае с Мамонтом, однако со временем «буйные ребята» заметили в поведении охранника перемены. Он стал спокойнее, замкнулся, а после смерти Льва Андреевича участия в побоищах не принимал, предпочитая отсиживаться в кабинете.

   Пока друзья завтракали, Ру уселся на стул около камеры и закурил, выпуская в воздух колечки дыма.

   - Рубен, а где ты научился так драться?- спросил Саша.- В секции?

   - Ага,- ответил тот, посмеиваясь.- Знаешь Октябрьский район Волжска? Вот там всем секциям секция. Выйдешь на улицу – дерешься. По двое и по трое приставали, пробовали денег отобрать, я никогда не трусил. Бывало, шайкой нападали, но я всегда терпел и не отступал. Уважать начали, потом бегали от меня и прятались, потому что на районе мы превратились в настоящую силу. А позже я в боях без правил участвовал, там и научили, но главная школа – улица, она закаляет волю и характер, превращает тебя в воина.

   - А сюда как попал?

   - После армии дядя Лев Андреевич позвал. Предложил контракт, интересные условия, я согласился, потому что без работы сидел, да и денег задолжал.

   - Однако,- удивился Саша.- Я бы ни на секунду тут не задерживался.

   - Я в данный момент тоже не горю желанием, но радует, что скоро контракт заканчивается. С потерей дяди все изменилось. Раньше город имел цель «направлять оступившихся на правильный путь», а сейчас происходят странные вещи, расходящиеся с концепцией. Что хотят, то и творят.

   - Новый диктатор – причина всех бед,- сказал Николай.- Плохие дела, творящиеся в подземелье – его вина. Возможно, и смерть Льва Андреевича случилась неспроста. Город Сильных летит в Тартар.

Рубен затянулся, затушил окурок о подошву сапога и поверг в состояние шока всех обитателей карцера.

   - Я совершаю побег из подземелья,- произнес он шепотом.- Говорю вам открыто, ибо есть шанс уйти вместе. При нынешнем диктаторе все погибнут собачьей смертью... Я уверен, что когда контракт закончится, пути на свободу для меня не будет. Из подземелья никто живым не выйдет.

Друзья закивали, не до конца осознавая случившееся и сомневаясь в словах охранника, но тот говорил уверенно, не пряча глаз.

   - Задерживаться и оттягивать смысла нет. В мою следующую смену будет в самый раз. С охранниками я что-нибудь придумаю, а дальше действуем по обстоятельствам. Прорвемся в тоннели – уже плюс. Послезавтра ночью выдвигаемся. Днем отоспитесь, чтобы не двигались, как сонные мухи.

   Ру поднялся, отодвинул стул в сторону, забрал поднос с пустыми тарелками и ушел. Мужики молчали, не находя мыслей от удивления. Они двадцать четыре часа строили планы побега, один нереальнее другого, придумывали невероятные стратегии, а реальный план подали на блюдечке с голубой каемочкой от человека, от которого этого ждали меньше всего. Скажи кому-нибудь из заключенных, что охранник предложил совершить побег, никто и не поверит. Похвалят за разыгравшуюся фантазию и посоветуют писать книги. Примерные ощущения испытывали и друзья: с одной стороны они верили Рубену, не видя смысла и логики в обмане, а с другой человеческое недоверие, пронесенное через века несколькими поколениями и накопившееся в душах, вываливалось наружу, будто вода из переполненной бочки.

   - Как в сказке получается.- Саша нарушил тишину.- Пришел добрый волшебник и спас четверых узников от погибели... Не верится как-то. А вдруг казачок засланный?

   - Да ну бросьте!- ответил Николай.- Судьба подкидывает козырного туза из колоды, а мы отказываемся? Черта с два! Я не собираюсь загнивать в карцере, не угадали! Лучше умереть, чем наблюдать каждый день эти грязные стены и есть тюремную еду... Да и если Рубен нас разводит (в чем я лично сомневаюсь), это все равно ниточка, ведущая к выходу отсюда.

Речь художника возымела действие. Друзья заволновались и сделали вывод, что терять нечего. Решили поверить, так как другого выбора не оставалось.

   - Ребята, а как же Витек? Мы его оставим?- спросил Василий.

   - Для начала выберемся сами. Хотя бы из карцера. Если получится, попробуем забрать его с собой. Если он слаб, вернемся позже. Меня больше интересует, чем мы будем защищаться. Безоружных возьмут в три счета.

   - Заберем оружие у охранников,- предложил Антон.

   - Точно, Антох!- согласился Николай и замолчал. За все проведенные дни в подземелье он услышал речь Угрюмого впервые.- Чего-чего?- не поверил художник ушам.- Ну-ка повтори!

   - Оружие.- Антон покраснел и спрятался за спину Василия.

Друзья разразились приступом смеха. Обычно Угрюмый мычал или общался жестами, поэтому удивил всех.

   - Предположение верное,- сказал Саша.- Антон дело говорит, однако возникает встречный вопрос: «А каким макаром сможем завладеть чужим оружием»? Опять понадеемся на Рубена? Или есть еще мысли?

   - Рубен должен помочь. Больше некому. Если он передумает, то всё пропало. Две недели в карцере заберут последние силы, ребят...

 

***

 

   Рубен сменился в десять вечера, заступив на ночную вахту. Похлопывая по карману штанов, где было припрятано снотворное, он поднимался по лестнице и представлял, как охранники заснут без задних ног. Войдя в кабинет, он приметил братьев-близнецов Дениса и Илью, которых постоянно путал, не в силах отличить, и троих стражников, чьих имен не помнил; этих хлебом не корми, только дай подремать минуту-другую. Рубен несколько раз заставал молодых, клюющих носом и спящими на посту, усевшись на корточки.

   - Здорово, орлы,- поприветствовал он коллег.- Работу работаете?

   - Привет, Ру,- отозвался один из близнецов.- Ждем ребят со смены, готовимся заступать. Ты сегодня с нами в ночь?

   - Да, до утра дежурю. Решил чайку крепкого попить, взбодриться. Внизу тихо, никто не орет и не буянит, грех не воспользоваться.

   - Чаек – это хорошо,- включился второй близнец.- Ты, говорят, его отменно завариваешь. Нас не угостишь? А то люди нахваливают, попробовать бы.

   - Угощу, отчего не угостить. Чай не водка, чая не жалко.

Рубен направился в следующую комнату, бывшую одновременно кухней и столовой, поставил чайник на плиту и закурил, дожидаясь пока вода закипит.

   Близнецы не врали: Ру считался знатоком чайного дела. В юности он записался на поварские курсы, где преподавал мастер восточной кухни Джет Юнь Фат, приехавший из Китая по обмену. Джет Юнь Фат, для друзей просто мистер Ю обучил способного русского паренька азиатским премудростям, а в перерывах между занятий угощал различными сортами чая, рассказывая о полезных свойствах напитка.

   Выберусь наружу, перееду в другой город и открою чайную, подумал Рубен, выпуская в потолок струю дыма. Реализую мечту, хватит горбатиться на дядю и выполнять глупые приказы. Подземный город не достоин, чтобы элитные бойцы топтали берцами грязную землю.

   Чайник закипел, выводя Ру из раздумий. Стражник достал заварник, ополоснул его кипятком, насыпал нужное количество «черного байхового» и секретный ингредиент из кармана и принялся готовить, напевая в полный голос песню о безответной любви старого моряка к замужней женщине. Разлив чай по стаканам, Рубен вышел в кабинет и заметил на лицах охранников сонливость. Многие кивали головами, борясь с соблазном прилечь покемарить.

   - Эй, салабоны!!!- гаркнул Рубен.- Не спать! Порву, как Тузик грелку!

   - А? Кто? Не, мы не спим,- запротестовали близнецы и компания.

   - Сидите, будто сонные мухи. Нате вот чайку крепкого хлебните, разом весь сон снимет.

Он раздал стаканы ребятам и уселся с сигаретой на диван. Дневная смена доложила об окончании дежурства и полным составом отправилась спать. Рубен курил, поглядывая на коллег, а те наслаждались чаем и настраивались на скучную длинную ночь, улыбаясь и не подозревая, что странная горчинка – не вкусовая добавка, а уловка, хитрость, благодаря которой старший охранник задумывал заварить кашу, какую свет не видывал.

   - Сделаю обход, погляжу, что и как,- сказал Ру.

Рубен обошел территорию города Сильных и поразился тишине, стоявшей вокруг. Обычно кто-нибудь затевал драку или пробирался в столовую поживиться остатками ужина, а сегодня большинство бузотеров лежало на койках. Люди спали после тяжелого рабочего дня. Стражнику хотелось закричать, разбудить их и позвать с собой, но он не был уверен в чистоте их помыслов и решил не рисковать. Разыскав Витька, он разбудил мужчину легким толчком и позвал за собой. Тот испугался и замотал головой, подозревая подвох.

   - Расслабься, друг,- прошептал Ру.- Мы бежим из подземелья. Вставай.

Витек поднялся и взялся за одежду. Напялил башмаки и двинулся следом. Он не желал оставаться в городе ни секунды, стены и бандитские рожи опротивели ему до мозга костей, однако сомнение не покидало его. Впереди мелькала широкая спина охранника, мускулистые руки покачивались в такт походке. Витек помнил, как не сдержался, выпил стопку за ужином, разбушевался, и эти мускулистые руки вырубили его отменным ударом в челюсть, лишив веселого настроения и сознания. Сейчас Рубен якобы готовил побег, но мужчина не верил ему и ждал момента, чтобы улизнуть. Врожденная привычка не верить никому, кроме себя, взыграла в крови.

   - Долго еще идти?- спросил он.

   - А ты что устал?- ответил вопросом Ру.- Можешь вернуться назад.

   - Вообще-то устал. Целый день работал, строил чертово здание.

Стражник промолчал, но Витек продолжил разглагольствовать о неблагодарной жизни узников подземелья и разозлил Рубена. Он обернулся к ворчуну, уставил на него черные глаза и пригрозил расправой, если тот не заткнется.

   - Послушай, Витя. Будь добр, закрой рот, пожалуйста, на замок. Я рискую наравне с тобой, а может, и больше. Не засоряй эфир ерундой.

   - Моя жизнь не ерунда. Я не должен здесь находиться...- Витек запнулся, почувствовав, что в сердце кольнуло. Он остановился, схватился за грудь и глубоко вздохнул, наполняя легкие кислородом.- Черт, что это было?..

   - Ты там уснул? Догоняй давай! Я не собираюсь тут торчать!

   - Черт лысый,- прошипел Витя, ковыляя следом.- Свалился на ночь глядя.

У будки охранников они остановились. Рубен приказал дожидаться внизу и в два прыжка перемахнул через лестницу. Витек послушался, оперся о перила и отдышался: состояние ухудшилось, каждое движение отдавалось в организме режущей болью, и она подкатывала к горлу тошнотой. Ру проверил коллег и убедился в надежности снотворного: близнецы и компания спали. Он быстро пересек коридор, тихо открыл дверь в комнату, где отсыпалась дневная смена, и вышел довольным. Этих ребят он поил чаем вечером, и могучий храп десяти глоток пел гимн его победе.

   Вернувшись в кабинет, Рубен отключил камеры на пульте управления и поставил их на таймер.

   - У нас двадцать минут,- сказал он Витьку, направляясь в сторону карцера.- Ты что-то побледнел? Давай без остановок, время ограничено.

   - В боку кольнуло,- соврал тот, прибавляя шаг.

Перебежками они добрались до пункта назначения. Охранник постучал в дверь четыре раза, сообщая о прибытии. Подобрав нужный ключ, Ру выпустил узников на свободу. Те выползли на свет, щурясь, как кроты, и благодарили Рубена, обнимая и хлопая его по плечам.

   - К черту объятия.- Стражник вырвался и щелкнул пальцем по часам.- Надо поторопиться. Через пятнадцать минут камеры включатся, а я не хочу, чтобы наша веселая компания попала в объективы, и сработала сирена.

Рубен закрыл дверь и оглядел всех, с кем собирался бежать. Ребята по-прежнему светились от счастья, терли глаза и находились в прекрасном настроении. Охранник помнил, что доверие необходимо заслужить, оно зарабатывается годами, а теряется за секунды; все знали друг друга считанные месяцы, за которые успели подпортить репутацию, но выбора не было.

   - Теперь на склад,- сказал Ру.

   - Зачем на склад?- спросил Николай.- Давайте бежать.

   - Ты собираешься путешествовать по подземелью на голодный желудок, без оружия и без карты? Я лично нет. Дороги наверх я не знаю, нас доставляли по специальному тоннелю, завязав глаза. Где он находится, одному Богу известно... Идем быстро, тихо и не привлекая внимания. Ясно?

Они пошли вперед стройной цепочкой: Рубен, Саша, Николай, Антон, Василий и Витек, держащий руку на груди. Склад находился неподалеку от будки охраны, левее выхода из города, скрытый тяжелой бронированной дверью с кодовыми замками. Ру ввел коды, и стальная махина поддалась, открывая взору беглецов комнату, набитую долговечными продуктами, вещами и боеприпасами. Стражник набрал шесть комплектов автоматов, легкой брони, армейских ножей, рюкзаков с сухпайком, фляжек с водой, взял на всякий пожарный несколько гранат, а карту с подземными городами спрятал в нагрудной карман.

   - Ничего не забыл?- спросил Василий, принимая вещи снаружи.

   - Вроде нет, а если и забыл, хрен с ним. Времени с гулькин нос.

Склад закрыли, шестерка беглецов облачилась в амуницию, вооружилась и бодрым шагом двинулась в путь, в последний раз окинув ненавистным взглядом город Сильных. Они прошли мимо домика охранников, и Рубен зафиксировал его в памяти.

   Едва они свернули в первый поворот, загорелись красные огоньки видеокамер. Ру зажмурился, ожидая, что их заметят, но сирена не сработала. Он вздохнул и расслабился. То, что вчера, казалось, не сбудется, получилось. Охранник мысленно поблагодарил мистера Ю за безграничный талант, частичкой которого тот поделился, покосился на Витька и присоединился к остальным.

   - Прорвемся, ребята!- сказал он.

Впереди была длинная дорога в поисках выхода, но с каждым шагом беглецы ощущали, как пустота внутри заполнялась счастьем и легкостью. Они превратились из пленников в воинов, вооруженных и бесстрашных солдат, готовых превратиться в смертоносный отряд ради глотка свободы.

   - Прорвемся, Ру,- ответил Николай.

ЧИТАТЬ СЛЕДУЮЩУЮ ГЛАВУ