Эпилог

 

   Показания, которые Рубен дал «Волжскому вестнику», создали эффект ядерного взрыва. Утренний выпуск расходился невиданным тиражом, а онлайн издание било рекорды по скачиваниям. Фотографии, снятые ребятами на мобильные телефоны, повергли жителей в шок и запустили механизм. Взрыв назревал, и цепочка событий доставила новость до президентского кресла. Когда известие о подземелье подхватили столичные газеты, власти созвали экстренное собрание и привели армию в боевую готовность.

   Полковник Алексеенко узнал о сенсации одним из первых и, прикинув расклады на новое звание, схватился за дело с рвением бойцовского бультерьера, терзавшего противника могучими зубами. Прибыв на место, указанное в газете, он разогнал репортеров и спустился в подземку. Когда подоспели военные и ФСБ, на руках у полиции было несколько козырных тузов.

   По стране начался поиск подземных городов. Солдаты, полицейские и волонтеры, набранные из обычного народа, проводили рейды и выпускали на волю невиновных людей, подвергшихся жестоким наказаниям. Кто-то обнаружил точную карту всей системы андеграунда, и спустя два дня заключенных освободили. Всех причастных к проекту отправили в места не столь отдаленные, именуемые тюрьмами, а на убийство доктора Смирнова завели уголовное дело. Подозреваемого вычислили по отпечаткам, им оказался Рубен Березин, старший охранник города Сильных. Феликс Алексеенко отдал приказ найти живым или мертвым, но Березин пропал. Родственники и родители не видели его несколько месяцев, с друзьями и приятелями после армии он не общался. Полковник чуял, что Березин где-то рядом, однако дела, свалившиеся на него скопом, не позволили отыскать убийцу.

   Трупы монстров не опознали. Люди, которым вкололи сыворотку, умирая, превращались в сморщенные мумии, на вид напоминающие изюм. Лабораторию доктор уничтожил, в его квартире провели обыск, но доказательств проведения опытов не обнаружили. Следствие зашло в тупик.

   Через три месяца страсти по этому делу поутихли. СМИ перестали перемывать косточки участникам событий, переключившись на другие темы, и только Алексеенко, недовольный глухарем, продолжал рыть землю в поисках пропавшего Березина, но и он, получив приглашение о переводе в Самару, махнул рукой и успокоился.

   Неспокойно было только Рубену. Часто в бессонные ночи, лежа на кровати, он воспроизводил в памяти события минувших дней, вспоминая трудные будни, смешные моменты, смерть друзей. Он знал, что единственное доказательство – дневник безумного доктора – цело и невредимо, и знал, куда его спрятал Николай, но старался забыть о существовании тетради.

   Художник помог Ру перезапустить жизнь заново. Перед заключительной битвой они перекинулись фразами, и Коля попросил стражника продать картины коллекционеру Андреасу Шредеру, если он не доживет до конца сражения.

   - Андреас часто бывает в Москве,- сказал Ник.- Скажи ему, что картины, которые продавал ему Малинин, мои. Он поймет по подписи, я ставлю автограф незаметный обычному глазу. Пусть посмотрит остальные, они лежат в гараже, я отнес недавно. Отвези, если тебе несложно. Ключ знаешь где.

   - Коля, все будет нормально. Сам отвезешь,- ответил Рубен.

   - Там Алин портрет, ему понравится. Его просто подари...

   Ру выполнил просьбу Николая. В соседнем городе Троицке он разыскал армейского приятеля Костю Бессонова, обрисовал ситуацию и попросил о помощи. Костя, имеющий связи с криминальным миром, купил ему паспорт (настоящий, с пропиской, чистый), дал денег и отправил на четыре стороны. В тот же вечер гражданин РФ Борис Ефимович Казанцев приобрел билет на поезд до столицы и растворился в толпе уезжающих.

 

 

   Шредер изучал картины долго и придирчиво. Рубен его не торопил, пил предложенный чай (вкусный, но заварен неправильно, передержали) и смотрел в окно, откуда открывался прекрасный вид на реку. Андреас проверил все полотна, удостоверился качеством и цокнул языком.

   - Какой талант погубили,- сказал немец, добавляя в русские слова чуточку берлинского акцента.- Я думал всегда, что рисует Малинин. Рашн мафиози! Обвел меня вокруг пальца... Еще есть картины Николая или это последние?

   - Больше нет. Николай не рисовал несколько месяцев. Портрет жены он хотел вам подарить.

   - Последние экземпляры уникального художника!- Шредер заходил по комнате.- Не могу поверить! Три года меня водили за нос! Шайзе!!! Молодой человек, я их покупаю!- Андреас повернулся к Ру.- Немедленно.

   Цена, предложенная коллекционером, удивила Рубена. Он выслушал, мысленно удивился, но виду не подал. Сидел, соглашался с Шредером, а сам витал в облаках, осознавая насколько был талантлив его друг.

   - Портрет я тоже куплю,- продолжил немец.- В память о Николае... Вы русские не цените свои таланты! Ни капли! А мы ценим... Вечерами я смогу любоваться портретом за чашкой какао, красота! Наслаждаться искусством - великое дело, а деньги – это бумажки!

Они спустились на лифте на первый этаж башни (встреча состоялась в Москва-Сити), Шредер провел Рубена в отделение банка, где ему открыли счет и выдали пластиковую карту.

   Андреас распорядился о переводе средств и спустя десять минут Ру превратился из обычного человека в богача, который может исполнить любую мечту. Стоит щелкнуть пальцами – и вот, она сбылась!

 

***

 

   В центре Москвы среди путаницы многочисленных переулков находится замечательная чайная «Ист Ти». Торопливые москвичи, служащие в офисах, часто ее не замечают, но прохожие, попавшие сюда однажды, возвращаются снова и снова. К горячим булочкам подадут зеленый чай, каркадэ, индийский, цейлонский, настой из целебных трав, чай с бергамотом и еще более тридцати различных видов восточного напитка. Если время не торопит, стоит попросить официанта, и повар испечет замечательный пирог с начинкой на ваш выбор. Скушаете его – пальчики оближите! А вприкуску с чайком – самое то. Но открою небольшой секрет: кофе тут пить не принято. Если вы кофеман, идите дальше, тут сотни заведений вокруг! Конечно, это не значит, что кофе вам не принесут. Принесут, но хозяин, который относится к чайной церемонии с трепетом и уважением, вас не поймет. Он заказывает чай напрямую из Китая, и нередко в гости приезжает сам поставщик – гуру Джет Юнь Фат, в узких кругах известный как Мистер Ю, и если вам повезет, то вы удостоитесь зрелища настоящего китайского чаепития!

   Вот, кстати, и сам хозяин. У него аккуратная бородка-канадка и длинные волосы, зачесанные назад, черный костюм-тройка и невозмутимое лицо. Сегодняшним погожим деньком оно спокойно и умиротворенно, но много месяцев назад оно выражало другие эмоции. Карие глаза помнят каждого погибшего товарища в подземелье. Сейчас никто не узнает в этом человеке старину Рубена.